Официальный сайт Молодежного Творческого объединения ЮНПРЕСС и Лиги юных журналистов Российской Федерации
Мультипортал ЮНПРЕСС создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
О портале | О ЮНПРЕСС | YNPRESS | О Лиге юных журналистов РФ | League of young journalists of Russia
:: Скачайте
Download RealPlayer Для просмотра видеопрограмм и прослушивания аудиофайлов портала скачайте эту бесплатную программу.
:: Наш опрос
Чья информация сегодня полезна и актуальна для тебя?
от друзей
от родителей
из ТВ и радио
из интернета
из газет и журналов
я сам(а) информация!
:: Рассылка
Новостная лента ЮНПРЕСС
Подписаться на рассылку:
:: Наши партнеры
Мощные компьютерные технологии Всероссийский детский центр ОРЛЁНОК Джинсовые мальчики -полная история любви и разочарования, создания и разрушения! Международный фестиваль юношеских СМИ 'Волжские встречи' Компания Kodak

Искать кино


:: Рейтингование
Rambler's Top100
Rambler's Top100
ђ ббл«Є  'Ќ®ў®бв­ п «Ґ­в  ћЌЏђ…‘‘' AllBest.Ru
:: Наша кнопка
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Если наш сайт Вам понравился, и вы хотите разместить нашу кнопку у себя на странице, код кнопки выглядит следующим образом:
www.ynpress.ru » Методбиблиотека ЮНПРЕСС » Глава 1

Глава 1

Глава 1 ШКОЛЬНАЯ ГАЗЕТА: ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАНИЯ (весь текст...)

Глава 2 ЛИЦЕЙСКИЕ ГАЗЕТЫ: ПЛАНЫ И ВОПЛОЩЕНИЕ (весь текст...)

Глава 3 ГАЗЕТА КАК ИНСТРУМЕНТ ДИАЛОГА СО ВЗРОСЛЫМИ РОДИТЕЛИ: ОЗАДАЧЕННОСТЬ ИЛИ ПАРТНЕРСТВО? (весь текст...)

Примечания автора К ВСТУПЛЕНИЮ, ГЛАВАМ 1,2,3 (весь текст...)

Януш Корчак О ШКОЛЬНОЙ ГАЗЕТЕ (весь текст...)

Жак Гонне КАК ИЗДАВАТЬ ГАЗЕТУ: ПРАКТИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ. КАКАЯ ГАЗЕТА? ДЛЯ КОГО? КАК? (весь текст...)

Примечания ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ. СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ЖАКА ГОННЕ(весь текст...)

ШКОЛЬНАЯ ГАЗЕТА: ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАНИЯ

Тех, кому кажется, что идея "издательства в школе" ассоциируется лишь с именем Селестена Френе, ждет немало удивительного, если они попытаются отыскать истоки этой педагогической инновации. Сам Френе в 1925-1930 годах неоднократно заявлял, что у данного движения не было прямых предшественников; единственное, что он признавал - это влияние идей доктора Овида Декроли из Бельгии.

В ПОИСКАХ ИСТОКОВ

Как объяснить, что исследования по проблемам школьного издательства и школьной газеты до Френе не предпринимались?

Вероятно, Френе и в самом деле был "изобретателем" школьного издательства и школьной газеты в том смысле, что решил поставить эту деятельность во главу угла, в центр своей педагогической системы, организовать вокруг этой деятельности всю остальную жизнь класса. Энтузиазм, с которым Френе разрабатывает данную идею, его выступления на педагогических конгрессах - все это убеждает в том, что учитель из Ле-Бар-сюр-Лу не имел предшественников. Более того, Френе всегда подчеркивал, что он - практик, скромный труженик, работающий на ниве народного просвещения, и из какой-то природной боязни с подозрением относился к теоретикам, считая их схоластами.

"Мои долгие наблюдения над простыми людьми, детьми и животными убедили меня в том, что законы жизни всеобщи, естественны и абсолютно идентичны для всех существ… Схоластика же, опаснейшим образом усложнившая понимание этих законов, пытается заставить нас поверить, что поведение индивида подчинено лишь таинственным теориям, которым претенциозная наука приписывает свое авторство; это - своего рода охота в заповеднике, куда простым смертным, в том числе, учителям, вход воспрещен", - писал С.Френе в 1947 году в журнале "Л'Едюкатер"4

. Однако в книге "Путь Селестена Френе" ("L'itinйraire de Cйlestin Freinet") Элиз Френе упоминает о существовании "целой плеяды истинных учителей", у которых Селестен Френе на каждой странице находил подтверждение своим инновационным идеям: "Корни ведут далеко - к Комениусу5, Лютеру, Рабле, Монтеню, Руссо, Песталоцци… а также к Кершенштейнеру (Трудовая школа), Полю Робену (школа "Сампюи"), Клапареду (Дом Малютки в Женеве), Декроли (школа "Эрмитаж" в Брюсселе), мадам Монтессори (Дом Ребенка), Дьюи (школы-лаборатории)".

Перед тем, как начать поиск предшественников Френе в использовании печатного станка в педагогическом процессе, отметим, что сам Френе демонстрирует скорее гений организатора, чем гений изобретателя; организатора, составившего из разрозненных элементов цельный всеохватывающий проект по внедрению типографии в школу.

В самом деле, имеется множество примеров использования печатного станка в работе с детьми. Первый знаменитый пример, когда ребенок использовал типографский станок для познания языка - французский король Людовик XV.

ТИПОГРАФИЯ "КОРОЛЕВСКОГО КАБИНЕТА" (1718)

В 1718 году, когда королю было всего лишь 8 лет, при нём состоял в качестве смотрителя "типографии Королевского кабинета" парижский издатель Жак Колломба. Он был удостоен пожизненного звания "Издатель Короля, Свиты, Домов, Зданий, Искусств и Мануфактуры Его Величества" [1]. В томе № 46 собрания документов Аниссон-Дюперрон была найдена следующая запись об этой типографии: "Колломба. Его отец приехал в Париж в деревянных башмаках. Став учеником в типографии, он пристрастился к набору шрифта и преуспел в этом деле; тогда же он задумал издавать от своего имени небольшой альманах. Поскольку он был человеком уважаемым, именно он и удостоился чести продемонстрировать будущему королю Людовику XV типографское искусство. Принцу эта идея очень понравилась, он стал заниматься этим и достиг в этом деле больших успехов. Это только способствовало укреплению авторитета Колломба, который сегодня очень влиятелен: один только альманах приносил ему 2О тыс. ливров дохода" [2].

Итак, молодой король начинает печатать листки с текстами разного формата. Один из таких листков становится знаменитым: на нем напечатаны предсмертные слова Людовика XIV к своему наследнику Людовику XV. Согласно первой версии, слова, полностью соответствующие действительности, были старательно записаны для Людовика XV его учителем по письму Шарлем Жильбером и на следующий же день после смерти Людовика XIV торжественно объявлены суверену через его гувернантку мадам де Вантадур. Эти слова гласили: "Вы станете величайшим в мире королём!" Однако, изданный на листке текст гласит лишь: "Вы станете великим королём!". Вольтер же замечает в 28-ой главе своей книги "Век Людовика XIV", что "последние слова, произнесённые перед смертью Людовиком XIV, видимо, были совсем не те, что приводятся повсеместно" - т.е. печатная версия - а те, что написаны рукой Шарля Жильбера. Какой из этих вариантов следует считать истинным и оставить потомкам, мы не знаем. Но тот, что был отпечатан типографским способом, создает ощущение подлинности, которое исходит вообще от всех напечатанных текстов.

Другие оттиски типографии Королевского кабинета представляют собой моральные максимы и сентенции - своего рода типографические эссе, которые с полным основанием можно приписать Людовику XV.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ДОСТОИНСТВА ТИПОГРАФИИ

С того времени уже не будет преувеличением сказать, что издательское дело начинает использоваться как средство обучения чтению и письму. В частности, под влиянием Шарля Роллена (1661-1741), выбранного в 1694 году ректором Парижского Университета, а позднее, в 1699 году, ставшего учителем при Дворе французского монарха, значение типографии в воспитании детей было уже оценено по достоинству. В его труде, опубликованном в 1726 году под названием "Трактат об исследовании или о методике обучения и изучения изящной словесности", мы находим отрывок, отражающий возникший в те времена интерес к "типографскому бюро": "С недавнего времени широкой общественности предложена новая методика обучения детей чтению, получившая название "типографское бюро". Автором этого новшества является господин Де Мас. С точки зрения новизны идеи, эту методику вряд ли можно назвать оригинальной; нельзя назвать ее и естественной, что вызывает недоверие и заставляет отнестись к ней с осторожностью - позиция, которая представляется вполне здравой и разумной, когда мы хотим оценить по совести и без предубеждения то, что нам преподносят, как совершенно новое… Типографское бюро представляет собой стол, длина которого в несколько раз больше его ширины. На нём размещены в 2 или 3 этажа полочки с перегородками, образуя так называемые ложементы, где находятся карточки с обозначением разнообразных звуков изучаемого языка, состоящих из одного или нескольких элементов. Каждый из этих ложементов имеет соответствующее обозначение, т.е. этикетку, на которой обозначены те буквы, которые в данном ложементе находятся. Ребенок выкладывает на столе слово, которое ему требуется составить, используя звуки, необходимые для его произношения, выбирая их из соответствующих ложементов. Он действует аналогично наборщику в настоящей типографии, который набирает нужное ему слово из соответствующих букв. Именно поэтому такому столу дали название "типографское бюро".

Подобный способ обучения чтению нам представляется очень удачным, так как, помимо прочих его достоинств, самым убедительным является то, что он приятен, забавен и совершенно не похож на обучение. Нет ничего более скучного и тяжелого в детстве, чем напряженная работа ума при полной неподвижности тела. Тогда как при данной методике ребёнок ни в коей мере не утомляет свой мозг, так как ему не приходится с усилием напрягать память, ведь ложементы имеют соответствующие надписи, которые хорошо заметны. Он даже не испытывает потребности отдохнуть, т.к. ему не хочется отрываться от интересной игры, и готов он сидеть часами, как приклеенный, за этим столом, где его обучают читать. Его глаза, руки, ноги - всё тело его в действии. Ребенок ищет нужные буквы, сортирует их, переворачивает, составляет слова, опять разбивает и возвращает карточки в ложементы, а потом начинает вновь. Эти движения вполне ему по вкусу и поразительно соответствуют живому и резвому характеру детей этого возраста.

Я сам могу засвидетельствовать успех этой методики, так как я видел результаты её применения на многих детях в возрасте от 3 до 4 лет, которым посчастливилось по ней учиться. Особое внимание я обращал на ещё одно её свойство, которое меня особо интересовало: она никогда не вызывает у детей того отвращения, которое они раньше испытывали по отношению к любому учению как к процессу, к которому они почти никогда не приступали без слёз; в то время как обучение письму и чтению - с помощью типографского бюро - настолько приятно и радостно для ребёнка, что если и является причиной слёз у некоторых из них, так только тогда, когда им велят заканчивать это занятие! И ещё одно преимущество этой методики состоит в том, что один и тот же учитель может с помощью одного набора обучать одновременно нескольких детей (что, кстати, может повлечь за собой возникновение между обучающимися духа соперничества, полезного в этой ситуации). Более того, ребёнок и сам, без помощи учителя может играть и обучаться с помощью этого набора" [3].

Не стоит, однако, думать, что педагогические возможности типографии в школе ограничиваются лишь методикой использования её при обучении письму и чтению. Издательская деятельность является прежде всего средством, с помощью которого можно выражать и распространять мысли и идеи, специфические проблемы группы, и именно данное качество должно привлечь к себе молодёжь.

"ПРАВА МОЛОДЕЖИ" И ЛИЦЕЙСКИЕ ГАЗЕТЫ (1882 г.) С тех пор, как стали возникать спонтанные объединения лицеистов, появились разного рода листовки, брошюры, газеты, предназначенные для того, чтобы укрепить чувство принадлежности к группе, сформулировать свои требования, заявить о своих правах. Однако для историка эти документы оказываются практически неуловимыми, когда он пытается разыскать их.

Тем не менее одно из таких изданий, относящееся к 1882 году, обнаружено. Это еженедельник, публиковавшийся в Париже и провинции под названием "Права молодежи". В первом номере содержится "призыв к лицеистам", который, заметим, звучит довольно актуально и век спустя: "Товарищи, мы не призываем вас бунтовать. Мы только хотим предоставить в ваше распоряжение орган печати. Почему бы вам не подать свой голос, чтобы ваши требования стали услышанными? Вы знаете, как скверно зачастую с вами обращается обслуживающий персонал; вы знаете, насколько неважно питание в большинстве лицеев; вы знаете, сколь плохо оснащены учебные заведения, особенно в том, что касается освещенности помещений - и эта мелочная экономия приводит к ухудшению зрения у многих юношей и девушек.

Вот лишь некоторые из наших претензий. Но есть и другие, более существенные, которые мы хотим вынести на суд общественности. Правительство издало указ о свободе совести в лицеях и коллежах6; но до сих пор эта свобода существует лишь теоретически. Редко можно встретить провизоров7, которые бы не воспользовались своей властью, чтобы принудить нас к религиозным занятиям, как это было в прошлом. Мы пока ограничимся этим фактом, оставив в стороне множество других, которые ежедневно обнаруживаются в наших лицеях и коллежах; и мы считаем своим долгом протестовать против них.

Эта газета будет вашей трибуной. Когда станет известно, что мы регулярно информируем публику о происходящем, то, поверьте, несправедливости будет меньше.

Итак, товарищи, давайте договоримся. Будем примерно себя вести, будем трудиться изо всех сил над уроками и домашними заданиями. Но как только против нас будет допущен произвол или насилие административного порядка, сообщите об этом человеку, который добровольно взял на себя обязанности быть секретарем редакции. Ваши сообщения будут опубликованы так, чтобы не скомпрометировать вас. И поскольку следует опасаться "жучков" - провокаторов, которые могут прислать лживые материалы нашему другу Десмаре с целью уничтожить газету - необходимо, чтобы все сообщения были подписаны, по крайней мере, тремя учениками. Подписи останутся в архивах редакции и не появятся в газете; однако мы будем их использовать для нашей защиты в случае лицемерия или предательства.

Внимание!

Теперь звонок будет звонить не только на урок или перемену - он будет звонить и для "Прав молодежи".

Усердно распространяйте нашу газету. Чтобы выжить, она должна иметь много читателей, очень много, поскольку печатать ее дьявольски дорого. И помните: чем шире она распространена, тем лучше будут защищены наши права.

Вперед, товарищи! Пусть наш корабль плывет!" [4].

СЪЕЗД В АЛЬБИ

Значимость этого движения можно оценить по манифесту съезда лицеистов Франции, который состоялся в Альби 16 апреля 1882 г. Документ был подписан представителями 12 больших городов. "Товарищи! Мы собрались 12 апреля в Альби, а не в Монпелье, как об этом сообщили в газетах, для того, чтобы избежать преследований со стороны властей. .

Лицеисты из Монпелье, Тулузы, Авиньона, Лиона, Нанта, Макона, Невера, Альби, Нима, Каркасона, Бордо, коллежи из городов Безье и Манд, лицейский клуб и семь других лицейских обществ откликнулись на наш призыв и прислали делегатов. .

Вот программа реформ, которую мы единодушно приняли для предоставления на рассмотрение г-ну министру.

1. Ввести обязательное изучение двух живых языков и факультативное - латыни и греческого.

2. Создать ученическую комиссию, избираемую старшими классами, члены которой отличались бы хорошим поведением и успеваемостью. .

3. Улучшить питание и школьное оборудование.

4. Открыть летние курсы для отстающих учеников. 5. Реорганизовать библиотеки, сделав их общими для всех классов; в них должны иметься шедевры французской и зарубежной литературы, предоставляемые всем учащимся. .

6. Положить конец спекуляции среди обслуживающего персонала, установив твердые тарифы на услуги или создавая конкуренцию. 7. Разрешить учащимся старших классов работать по свободному графику.

8. Объявить амнистию ученикам, которые принимали участие в беспорядках в Тулузе и Монпелье.8.

Кроме того, мы попросили редакции нескольких газет публиковать каждое воскресенье лицейскую хронику, где мы могли бы выражать свои интересы. .

Наконец, мы приглашаем учеников всех лицеев и коллежей Франции вступить в лицейский клуб, который до недавних пор мы могли лишь снимать и который теперь выражает преданность нашему делу. .

И так как министру необходимо некоторое время для изучения наших предложений, а то, что мы ему предлагаем, не может быть реализовано за несколько недель, мы просим вас продлить наши полномочия, чтобы мы смогли до 21 августа выполнить задачу, которую перед собой поставили и которую поклялись довести до конца. .

Товарищи!

Мы призываем вас сохранять спокойствие и достоинство, и поддерживать нашу программу примерным поведением, но отнюдь не беспорядками, которые обесчестили бы наше дело и придали нашему съезду тот характер, что мы всеми силами отвергаем. .

Будем же теми, кем мы должны быть - лицеистами, ревниво оберегающими свое доброе имя и славу учреждений, к которым принадлежим, так чтобы на нас смотрели как на будущее Родины. Делегаты от городов Монпелье, Тулуза, Авиньон, Нант, Лион, Макон, Невер, Альби, Ним, Каркасон, Безье, Манд".

ЛИЦЕЙСКОЕ ДВИЖЕНИЕ САМООРГАНИЗУЕТСЯ

Следует констатировать очень быструю организацию продажи "Прав молодежи". Уже с самого начала выпуска она продается в нескольких центрах; это - Париж, ул.Круассан, 20; Лион, ул.Жюсье, 1; Марсель, набережная канала, 11; Бордо, ул.Пилье де тютель, 12; Лилль, ул.Бюисс, 5.

Вполне возможно, что этот орган учащейся молодежи вполне соответствует движению национального масштаба. Тем более, что в "Заметке для наших товарищей" редакция предупреждает читателей, чтобы они, начиная с № 3, не организовывали бы предварительный сбор денег в пользу газеты и не присылали бы эти деньги в Париж. Вот что предлагается: "До нас дошло известие о том, что во многих лицеях Франции наши товарищи начали сбор денег на покрытие расходов по выпуску газеты.

Мы сердечно благодарим наших усердных друзей, проявивших такую инициативу на свой страх и риск, но не посоветовавшихся с нами. Впредь просим не делать этого, поскольку мы категорически против такого рода сбора денег. Единственный и лучший способ поддержать нашу газету - это покупать, распространять ее, подписаться на нее и обеспечить новых подписчиков.

Одним словом, пусть каждый сочтет своим долгом купить раз в неделю номер газеты, а также убедить своих товарищей последовать такому примеру. Легко понять, что мы не имеем никакого отношения к администрации, управляющей распространением газет. Поэтому мы просим товарищей обеспечить в их городах точки, куда поступал бы наш орган и откуда бы он распространялся дальше.

Мы предлагаем сделать так: пусть десять, пятнадцать или двадцать учеников захотят покупать себе каждую неделю "Права молодежи". Пусть они договорятся с какой-нибудь книжной или газетной лавкой в своем городе и обеспечат ей регулярную продажу определенного числа номеров. Тогда лавочник должен будет связаться с секретарем редакции мсье Десмаре, который будет регулярно отправлять в данную лавку нужное количество экземпляров.

Если действовать таким образом в каждом городе, где есть более или менее крупный лицей или коллеж, наш тираж немедленно возрастет, и нам удастся покрыть все расходы, не надеясь лишь на щедрость и великодушие наших друзей. Итак, не будем рассчитывать на сбор денег; пусть лучше те, кто разворачивает деятельность в этом направлении, приложат свои силы к тому, чтобы обеспечить нам точки продажи и подписку.

Что касается пропаганды - это тоже дело для наших товарищей. Мы советуем - пусть, как только прочтут номер, отправят его друзьям в коллежи других городов. Таким образом, наша газета очень скоро будет известна во всех лицеях и коллежах Франции и станет центром объединения и связующей нитью для всей республиканской молодежи страны" [5].

На страницах "Прав молодежи" мы находим смесь самых разнообразных рубрик - юмор, критические заметки о театральных постановках и концертах, анализ правил внутреннего распорядка в лицеях и, в особенности, требования по улучшению питания ("слишком много чечевицы…") и санитарно-гигиенических условий, расширению прав лицеистов и т.п.

ОБ УСЛОВИЯХ ЧТЕНИЯ И ОСНОВНОЙ ЦЕЛИ ГАЗЕТЫ

Короткая статья, озаглавленная "Две жертвы "Прав молодежи", содержит любопытные сведения: "Мы получили приведенное ниже сообщение; однако воздержимся от того, чтобы выдать коллеж, где имело место данное событие: в этом мире все еще есть жертвы; каждый из нас по очереди платит дань - мой друг Х и я кое-что знаем об этом.

Мы достали по странной случайности, которая всегда выпадает тем, кому приходится расплачиваться за свои поступки, второй номер "Прав молодежи". Мы спокойно читали его на перемене, и вскоре вокруг нас образовалась целая группа ребят. Издали нас замечает надзиратель9. Он видит наши лица, сияющие от удовольствия, и говорит себе: "Ученики, должно быть, забавляются. Испорчу-ка я им настроение". Сказано-сделано. Он приближается медленным шагом, изображая полное безразличие, чтобы застать нас врасплох. Но он не учел, бедолага, что ученики тоже хитры на выдумки.

Короче, я успел передать газету моему другу Х, который раз-два - да и спрятал ее в карман. Страж порядка - представитель администрации - обращается ко мне, заикаясь (и это лишь самый незначительный из его недостатков): "Да-да-давай га-га-газе-ту-ту чи-читал, кар-кар-карман".

Вы что-нибудь поняли? Сомневаюсь. Что касается нас, то мы к этому уже привыкли. Я ответил ему: "Мсье, в моем кармане нет газеты". И это была правда.

"Ка-ак, отка-аз?" - спросил он.

"Мсье, - сказал я ему, я не могу дать вам то, чего у меня нет". "Я на-напи-пишу ра-ра-рапорт", - ответил он и ретировался.

Мы готовимся продолжать чтение газеты, когда наш персонаж возвращается, красный от гнева: "Здесь вам не-не кло-клоб". К несчастью, заика, произнося слова, только усиливал свой пароксизм (в конце концов, легко понять, что "клуб" - это английское слово, и никто его чисто по-английски не произносит).

Мой друг Х не может удержать смех, и вот следствие: "По-по-поднима-майтесь… вы на-на-ка-казаны, де-дерзость".

Заключение: Х и я были лишены права выхода в город в воскресенье10.

Честное слово, мы сами осознанно приняли решение поступить так, а не иначе в этой ситуации, и поскольку оставаться в коллеже в воскресенье довольно скучно, мы сказали себе: расскажем эту историю нашим товарищам с Юга и покажем им, что лицеисты Севера готовы от всего сердца поддержать их во всех манифестациях.

Вы, дорогие товарищи, призываете нас к спокойствию и сдержанности; мы соблюдаем ваши предписания, но иногда все же мы будем позволять себе показывать преподавателям и администрации, что всему есть границы и что нельзя уделять особое внимание всем в равной степени без разбора. Лицемерие во все времена было отвратительно всем учащимся лицеев, и потому они всегда настроены реагировать против недостойных приемов некоторых персон. Итак, смелее! И не забывайте, что солидарность между лицеистами существовала во все времена!

Сан Карло" [6].

ЕДИНЫЙ ТОН

Эта смесь дерзости, требований своих прав и, одновременно, ответственности придает лицейским газетам совершенно особую тональность, которую уже не найти в газетах студенческих, более близких по духу к официальной прессе. Тем не менее можно проследить связи между первыми и вторыми. В 1890 г. бельгийский исследователь Поль Бергманс насчитывает 107 студенческих газет (8 - в Германии, 1 - в Австро-Венгрии, 51 - в Бельгии, 1 - в Бразилии, 1 - в Испании, 1 - в США, 21 - во Франции, 19 - в Голландии, 2 - в Италии, 2 - в Швейцарии). Книга Бергманса будет опубликована позже в городе Гент. Вероятнее всего, составленный им список, не претендуя на полноту, подразумевает существование в то время гораздо большего числа студенческих газет в странах, удаленных от Бельгии.

Это позволяет предположить, что период 1880-1900 гг. был богат как в созидательном, творческом плане, так и в плане требований своих прав! Взрослые были отнюдь не расположены признать эти требования, и следует крайне осторожно интерпретировать появление "школьных" газет в этот период как признак проявления гражданской активности, ответственности детей. Когда обнаруживаешь подборки газет, выпущенных в школах (так, в Лондоне имеется коллекция из 595 школьных газет, созданных между 1874 г. и 1923 г.), то за ними угадывается почерк учителей и директоров учебных заведений, озабоченных тем, чтобы поддержать "марку" школы - здесь "газета" используется, скорее, как орган связи с общественностью для того - чтобы утвердить свои успехи в общественном мнении.

А САМЫЕ ЮНЫЕ?

Во всяком случае, достоверно лишь то, что студенты и лицеисты, обладая умением самоорганизоватся, в состоянии издавать газеты, где они выражают свои взгляды. Совершенно иначе дело обстоит в более младшем возрасте, когда ребята могут выпускать свои газеты только под влиянием глубоких преобразований в школе, проводимых в жизнь педагогическими идеями движения "Новое воспитание", в частности, теоретическими размышлениями и практикой Поля Робена, Джона Дьюи, Януша Корчака, Овида Декроли и Селестена Френе. Тогда дети в полной мере могут почувствовать себя издателями газет.

Мы не станем здесь подробно рассматривать все этапы развития школьной прессы, которые позже заставили педагогов задаться вопросом о потребностях детей и предложить образовательные и воспитательные концепции, основанные на понятии "мотивация". Мы остановимся лишь на основных текстах и педагогических экспериментах, которые обусловили появление на свет школьной газеты в том понимании, в каком оно было сформулировано Селестеном Френе в 1925 г. Можно констатировать, что все основные элементы существовали и до Френе; более того, в случае Януша Корчака, они были уже достаточно серьезно проработаны.

"ИНТЕГРАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ": ПОЛЬ РОБЕН

В работе, опубликованной в 1900 г. под названием "Сампюи" ("Cempius") по названию небольшого поселка в департаменте Уаза, где находился сиротский приют, руководимый Полем Робеном, бывший питомец приюта Габриель Жиру описывает педагогическую практику, внедренную Полем Робеном. В этой работе ничего не сказано о школьной газете, но на странице 137 [7] мы находим фотографию мастерской "типографии-литографии", где изображены работающие ученики. Эта прекрасно оборудованная мастерская удивительно напоминает профессиональную типографию. Следовательно, можно предположить, что в Сампюи ученики печатали, как и в американских школах, разного рода брошюрки, листовки, инструкции и т.п. Разница состоит в том, что американские школы, которые несколько позже опишет Джон Дьюи, являются частными, в то время как приют, руководимый Полем Робеном - общественное заведение, где автор книги "Об интегральном обучении" последовательно борется с неравенством и несправедливостью.

В своем опусе по интегральному обучению он предлагает использовать такие методики, такую технику, которые позволили бы ребенку приобрести "через практику привычку иметь полную свободу разума". Далее он уточняет:

"То, о чем мы упомянули относительно искусства говорить, применительно и к искусству писать для других, и следовало бы добавить: когда произведение должно быть напечатано. Мы не должны игнорировать одну, часто забываемую точку зрения - искусство писать для самого себя. Почти всегда необходимо придти на помощь памяти, чтобы вспомнить в течение более или менее длительного времени прочитанное или основные тезисы для устного выступления. Чтобы достичь этой цели, нужно научиться делать заметки - вещь не совсем заурядная, которой детей особенно не обучают. Никто не станет оспаривать, что здесь самая краткая запись будет наилучшей. И если мы замечаем, что ребенок начинает конспектировать сам себя до того, как станет писать свои сочинения, чтобы просвещать себе подобных, появится новый аргумент в пользу приведенного тезиса - что первичной системой письма для обучения должна стать стенография" [8].

Итак, можно констатировать: в течение всего этого периода конца XIX века была распространена утопия равенства шансов, надежда на то, что "каждый человек должен иметь в качестве базы не отдельную порцию разрозненных человеческих знаний, а их множество… И мы движемся к осуществлению этой прекрасной мечты" [9] и внедрению высокоточной техники, которая не зависит более от мечты, а определяется экспериментом и строгими наблюдениями, особенно в том, что касается ручного труда.

Таким образом, типография в школе рассматривается как ручной труд, дисциплина, которая интересовала и Поля Робена во Франции, и Виктора Делла-Воса в Москве и Гораса Манна в США. В своей книге об истории развития образования в Соединенных Штатах Америки Эдвин Грант Декстер поясняет влияние русского метода, названного "Делла-Вос", который получил распространение в США вследствие связей с Санкт-Петербургом в 1872 г. Он уточняет, что, начиная с 1875 г., ручной труд стал распространяться в США [10] (Высшая Техническая школа в Москве, заместителем директора которой был Делла-Вос, организовала в 1875 г. в Филадельфии выставку работ своих учеников и представила методы обучения). Сочетание ручного труда и движения "Новое воспитание" привело к появлению первых школьных газет.

НОВЫЕ ШКОЛЫ: ДЖОН ДЬЮИ

Первые печатные школьные газеты, выпускаемые детьми под руководством учителей, вероятнее всего, появились в Соединенных Штатах в "новых школах". В книге "Школы будущего", написанной на основе изучения практики американских школ своего времени в сотрудничестве с Эвелин Дьюи, своей дочерью, Джон Дьюи, профессор Колумбийского университета, приводит следующие сведения: "Во многих школах устроены небольшие типографии, всецело находящиеся в руках школьников. Открывают типографии вовсе не для обучения детей типографскому делу, - нет, типографии нужны, чтобы школа могла сама печатать брошюры, объявления, программы и вообще все необходимое в школьном обиходе. Не говоря о том, как увлекательно набирать текст, печатать, получать готовые экземпляры, - вся работа прекрасное подспорье для занятий родным языком. Взять хотя бы только набор: тут и правописание, и пунктуация, и разбивание текста на параграфы, грамматика и т.п. Самая мысль о том, что текст надо печатать, заставляет детей избегать ошибок, - тут действует стимул, абсолютно отсутствующий в обыкновенных письменных упражнениях для учителя. Чтение корректур - другое полезное упражнение. В школах, где утвердилось печатанье, школьная пресса издает весь нужный печатный материал, включая и списки слов для уроков правописания, программы, доклады и т.п" [11].

В ПОИСКАХ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ

Книга Дьюи была опубликована в Лондоне в 1919 г. На французский язык она была переведена Р.Дюти лишь в 1931 г.11 В предисловии к французскому изданию Дьюи уточняет: "Пятнадцать лет назад мы с дочерью написали эти главы, касающиеся различных школ, которые попытались применить принципы новой психологии в Соединенных Штатах и адаптировать обучение к требованиям современной жизни, как научным, так и социальным. С тех пор школы такого типа приумножались, и выражение "новая школа" вошла в повседневный язык; в Соединенных Штатах существует даже ежемесячный журнал под названием "Новое воспитание" - в нем можно найти список из примерно сорока новых школ, расположенных в разных уголках страны" [12].

Другими словами, Дьюи описывает практику, существовавшую в 1900-1915 гг. И этот университетский профессор, который вскоре создаст экспериментальную школу в Чикаго, прежде чем вернуться к преподаванию философии в Колумбийском университете, лишен какого бы то ни было шовинизма. Обобщая достижения практики, он уточняет: "Я привожу эти факты не для того, чтобы внушить читателю, что данное движение родилось в Соединенных Штатах или что оно там распространено более, чем в других странах - это противоречило бы истине. Впрочем, если бы новое воспитание было известно только в одной стране, это было бы серьезным основанием, чтобы усомниться в ценности этого движения. В самом деле, сегодня, благодаря легкости интеллектуального обмена, все то, что имеет некоторую нравственную ценность, быстро передается, и культура с каждым днем все больше становится частью общего достояния разных наций" [13].

ОБЩЕЕ ВДОХНОВЕНИЕ

Есть все основания считать, что Дьюи описывает самые первые опыты использования печатного станка в школе, ставшие "частью общего достояния разных наций". Однако, насколько можно утверждать, что школьные газеты, о которых рассказывает Дьюи, сходны со школьными газетами, которые несколько позже начнет издавать Френе?

Несомненно одно: их общий дух. Р.Дюти в предисловии к переводу книги Дьюи уточняет, что читатель найдет в ней введение в теорию и практику педагогики новых школ, и он характеризует общее направление работы автора: "Традиционное воспитание, формирующее у ребенка покорность и повиновение, годится для автократического государства… В демократическом обществе существует столько препятствий на пути к процветанию как самого общества, так и правительства. Дети в школе должны пользоваться свободой, чтобы когда им придется участвовать в управлении страной, они знали, что делать с этой свободой; необходимо развивать в них такие качества, как инициативность, независимость, находчивость, если мы хотим, чтобы исчезли недостатки и злоупотребление демократией" [14].

Эти строки, говорит Дюти, принадлежат Дьюи, но какой европейский воспитатель, приверженный идеалам демократии, отказался бы подписаться под ними? И свой перевод, в том месте, где Дьюи описывает школьную типографию, Дюти сопровождает ремаркой, в которой ссылается на опыт Френе. Различие - и им нельзя пренебречь - состоит в том, что Дьюи описывает опыт, существовавший как минимум за 10 лет до первой школьной типографии, организованной Френе в городке Ле-Бар-сюр-Лу.

Но в педагогическом проекте Дьюи типография не занимает центральное место. Она появляется, в некотором роде, лишь как вид ручного труда, как элемент, обеспечивающий активное поведение ребенка в школе. Два примера демонстрируют то значение, которое придает Дьюи этому методу обучения: "Метод для всякой работы один и тот же. Сначала с помощью учителя дети суммируют все то, что они знают о предмете изучения. Если это, например, пища, каждый ребенок имеет возможность что-нибудь сообщить товарищам: что едят дома, откуда приходит к нам пища, как она сохраняется, что заметили в лавке зеленщика, бакалейщика и т.п. Потом весь класс с учителем отправляется в лавку и, может быть, пробудет там все утро; каждый ребенок делает свои независимые наблюдения и изыскания. Перед посещением лавки учитель может обратить внимание класса на то, что продукты в лавке продаются по весу, по мере, потому что в связи с настоящей лавкой меры и вес приобретают для детей совершенно особый интерес. В лавке и потом детям предлагается замечать и сравнивать цены, приносить из дома запись расходов на стол, если родители ничего не имеют против.

Возвратившись в класс, дети снова обсуждают, что они видели; умеющие писать составляют списки продуктов и цен, и описывают свое посещение; иногда учитель со слов детей диктует описание экспедиции. Ученики, которые не умеют писать, займутся рисованием, изобразят увиденную лавку или устроят урок чтения по прейскуранту, захваченному из магазина" [15].

В МАНЕРЕ ФРЕНЕ

Если бы кто-нибудь захотел представить продолжение в манере Френе, то достаточно было бы добавить единственную фразу к приведенному отрывку о бакалейной лавке: возвратившись в класс, они пишут статьи для школьной газеты… Здесь в меньшей степени прорисовывается родственная связь (в собственном смысле слова), которая приводит Френе к "открытию" школьной газеты, создаваемой и распространяемой детьми, чем общая атмосфера, помогающая отчасти объяснить генезис этого педагогического изобретения. Джон Дьюи сообщил нам, что "школьные газеты" существовали в частных школах Соединенных Штатов Америки в конце XIX века, Поль Робен нашел достойное место для типографской мастерской в своей педагогической системе в детском приюте Сампюи для "интегрального обучения". Конечно, можно было бы приумножить эти примеры, которые позволили бы еще лучше соотнести движение за "новое образование" с Песталоцци, Клапаредом, Фрёбелем, Монтессори, Кузине. Два крупных имени в педагогике нам представляются совершенно необходимыми для того, чтобы лучше понять историю газет, создаваемых школьниками. Это Януш Корчак и Овид Декроли.

ШКОЛЬНАЯ ГАЗЕТА: ЯНУШ КОРЧАК

История особо запомнила жест Корчака, принявшего решение отправиться вместе с детьми из детского дома в Варшаве в лагерь смерти в Треблинке. Потрясающий символ для человека, так привязанного к детям, который надеялся на их возможности, чтобы изменить мир к лучшему. Похоже, в самом деле, что деятельность детского дома стала "моделью" демократии, где "школьная газета" занимала привилегированное положение.

В 1921 г. Корчак изложил в небольшом сочинении на двадцати двух страницах размышления по поводу такого рода деятельности. Работа "О школьной газете", тем не менее, заслуживает того, чтобы быть процитированной практически целиком - так можно будет усвоить передовую для своего времени практику, которая существовала в Польше в школах, открытых идеям новой педагогики.12 Мы опишем здесь лишь основные моменты из этой публикации.

ГАЗЕТА: УНИВЕРСАЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Корчак начинает с того, что во многих школах предпринимаются попытки издавать газету. Эта ремарка представляет для нас особый интерес, поскольку доказывает универсальный характер такого рода практики с конца XIX века. Идея "издавать газету" в некотором роде банальна, и это одна из причин, по которой никто не может претендовать на первенство до Френе. Что предлагает Корчак? Советы для того, чтобы газета не стала бы эфемерной, без будущего: "В очень многих школах молодежь выпускала свои газеты. Их по-разному называли и по-разному начинали. К сожалению, конец всегда был один: после нескольких номеров газета переставала выходить. Я наблюдал энтузиазм в начале работы и апатию после первых неудач. Жаль мне было напрасно затраченных сил и пыла. Но мне кажется, что и эти неудачные попытки не прошли бесследно: школа приобрела опыт, ведь чему-то они должны были научить? Все же было бы куда лучше, если бы школьная газета могла прижиться" [16].

ПРЕССА ДЛЯ ДЕТЕЙ

Зачем нужны такого рода издания? Потому что необходимо, говорит Корчак, чтобы существовала пресса для детей и подростков, но такая, в которой бы участвовали сами ребята и "где затрагивались бы важные и интересные для них темы". Он также дает несколько советов и предостережений тем, кто собирается заняться выпуском школьных газет, чтобы они могли легче достичь желаемой цели.

Прежде всего избегайте делать журнал втроем или вчетвером - ведь в классе сорок учеников, и потому хорошо продуманная редколлегия должна состоять примерно из половины класса. Если же газета будет ориентирована на одного-двух умников, то это не приведет ни к чему хорошему: "Способный крикун, капризный первый ученик, самоуверенный "поэт" должны приветствоваться в редакции как сотрудники со стороны, а редакционная коллегия должна состоять прежде всего из ребят, которые не хворают, не пропускают уроков, не опаздывают, держат слово и не слишком много о себе мнят" [17].

Напротив, если, как минимум, половина класса включена в работу, то каждый может заменить при случае того, кто капризничает, или того, кто не выполняет свои обязанности. Но слишком большое число сотрудников также представляет собой опасность, поскольку может возникнуть заговор. Всякий враг опасен, и школьная газета должна иметь десяток друзей и двадцать доброжелателей. Тогда она может позволить себе иметь среди десятка равнодушных двух недоброжелателей или недовольных. Согласиться стать ответственным за газету - не простое решение. Это работа, в которой встречается много трудностей и опасностей.

"Какую же пользу приносит школьная газета? Огромную! Газета учит честно выполнять добровольно взятые на себя обязанности, учит работать по плану, опираясь на объединенные усилия самых разных учеников, учит смело высказывать свои убеждения, учит спорить, доказывая, а не ссорясь, вносит гласность туда, где без газеты кружила бы сплетня и клевета, ободряет несмелых, утирает нос зазнавшимся, направляет общественное мнение, является совестью общины. Ты недоволен? Напиши в газету. Ты сердишься? Напиши в газету. Ты обвиняешь меня во лжи или непонимании? Пожалуйста - спор при свидетелях, документ, от которого тебе не отпереться. Газета сближает, связывает класс или школу воедино, благодаря газете знакомятся между собой такие ребята, которые до сих пор ничего не знали друг о друге; газета выводит на трибуну тех сосредоточенных, кто умеет высказываться в тиши с пером в руке, но которых перекричат в шумном споре" [18].

Отметим здесь, насколько Корчак настаивает на коллективном характере газеты через общие усилия всей группы, необходимость совместного управления, как скажет Френе несколько лет спустя. О чем должна писать такая газета? "…В газете должны быть разные отделы, должен помещаться злободневный материал, хроника. У каждого сотрудника и члена редколлегии имеется свой дневник, в который он заносит сведения по своему отделу. Пусть один записывает тех, кто пропустил уроки или опоздал. Второй записывает именины и дни рождения соучеников. Третий собирает сведения о контрольных работах. Четвертый записывает события на большой перемене. Пятый - на остальных переменах. Один сообщает об уроках математики, другой - польского языка и т.д. Кто-нибудь может взять на себя отдел о книжках, кто и какие прочел книги за текущую неделю и кто был в театре. Кто-нибудь может взять отдел о преподавателях. Другой - о порядке в классе. Еще один берет "Драки и ссоры". Или хотя бы только: кто забывает приносить книжки, тетрадки и ручки. Наконец, "Разные сообщения". Если я привел здесь около двадцати отделов, то это не значит, что обязательно должны быть именно эти, и что их не может быть ни больше, и ни меньше" [19].

НОВОСТИ ДЕТСКОЙ ЖИЗНИ

Можно заметить интерес Корчака к новостям детской жизни. Речь не идет о свободном самовыражении ребенка, но об информации. У детей и подростков есть своя характерная информация, и школьная газета будет способствовать ее распространению. Все члены редколлегии должны взять на себя обязательство сдавать секретарю дневники отделов каждую субботу в течение первого испытательного месяца, и даже тогда, когда в дневнике ничего не отмечено. После первого испытательного месяца можно дать обязательство уже на трехмесячный срок. "На заседаниях редколлегии рассматривают, как разнообразить сообщения о текущих событиях и как улучшить каждый отдел. Больше всего на заседаниях надо остерегаться одного: бессодержательной критики. Бессодержательная критика - это такая критика, когда указывают, что плохо, а как сделать лучше, не предлагают. Любую, даже самую хорошую газету можно сделать лучше. Однако пословица гласит: "Лучше синица в руке, чем журавль в небе". Сначала люди пользовались лучиной, потом стали пользоваться свечами, потом керосином - газом - электричеством. И не бросали одного, пока не выдумывали чего-нибудь другого" [20]. Совершенно бесполезно обижаться на критику. Поскольку то, что не нравится одному, может понравиться другому; кроме того, критика никогда не обескураживает умного человека - напротив, она заставляет его приложить больше усилий. И Корчак приводит латинскую поговорку: "Благодаря согласию растут дела малые, из-за несогласия идут прахом и великие". Газета должна располагать запасами материалов для публикации. От этого богатства зависит ценность всего издания. Опытный редактор всегда откладывает про запас несколько интересных статей - вместо того, чтобы поместить их сразу в одном номере: "Раньше я вам говорил: "Смотрите, не ссорьтесь". Теперь говорю: "Не спешите". Да-да, не спешите! Если мы решили, что материалы с сообщениями о текущих событиях займут половину номера, то другую половину можно готовить заранее. Я полагаю, что прежде, чем выпустить первый номер, можно подготовить еще четыре газеты (без материала о текущих событиях)" [21].

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ

Надо иметь и терпение: предположим, что в школе прошел спектакль или состоялась экскурсия. Четверо учеников посвятили этому событию статью. Что делать? Дать все четыре статьи в одном номере или по одной в разных номерах? Если кто-нибудь заявляет: "Пока вы этого не поместите, ничего вам нового не напишу", - надо ему объяснить, что он неправ. Газета - как букет из разных цветов. Он тем красивее, чем больше выбор исходного материала. Должен ли писать сам редактор газеты? Совсем не обязательно: "Будь я редактором школьной газеты и будь у нас в классе кто-нибудь, кто считался бы неспособным, я бы обязательно к нему обратился. А позволь себе кто-нибудь по этому поводу посмеяться и сострить, я ответил бы ему в следующем номере, что он не имел права этого делать и поступил несправедливо и неумно. Может быть, я написал бы даже резче, но тогда не назвал бы его фамилии. Вообще, когда пишешь о ком-нибудь плохо, с фамилиями приходится быть очень осторожным. И такая статья не должна быть анонимной. Под ней обязательно должна стоять подпись. Иногда редакция снабжает такую статью примечанием, что хотя она, редакция, и публикует эту статью во имя свободы слова, но она с ней не согласна, считает ее несправедливой" [22].

Редактор газеты (точнее, "главный редактор") должен быть тактичным и беспристрастным. Газета выиграет, если будет в ряде случаев высказываться о том, что может быть полезно учителям, когда это уместно. Так она сможет укрепить свое право на критику и найдет при случае поддержку со стороны учителей.

Еще одна, не менее важная задача редактора - уметь подхватить каждую идею, каждое предложение, стараться разнообразить содержание газеты. Если газета не иллюстрированная, можно хотя бы раз в год выпустить праздничный номер, украшенный рисунками. Еще Корчак приводит, как пример развлечения для рекламы, известный случай с парижской газетой, которая выставила в витрине редакции бутылку, наполненную горохом: "Приз тому, кто отгадает, сколько в бутылке горошин". Два читателя оказались победителями: извозчик и депутат парламента… Разного рода конкурсы могут обогатить газету, привлечь к ней новых читателей. Что предложить в качестве призов?

"Редакция школьной газеты небогата, поэтому награды не могут быть ценными. Опыт показал, что очень приятная награда - памятная открытка. Выбирается открытка с соответствующей картинкой, та сторона, где адрес, заклеивается чистой бумагой, и пишется примерно такая надпись: Постановлением конкурсного суда от… (число)… (имя и фамилия) присуждается памятная открытка.

(дата) … (подпись) Или: Постановлением редакционной коллегии… (название газеты)… (имя и фамилия) присуждается памятная открытка. (дата) … (подпись) Можно также написать, за что присуждается открытка. А значит: "За участие в конкурсе", "В память годичной (полугодичной) совместной работы", "В юбилей десятой (двадцатой) статьи" [23].

И снова необходимы такт и равновесие. Памятные открытки - это символы, которые надо уметь преподнести с умом: ни слишком много, ни слишком мало.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР

Школьная газета, говорит Корчак, выходит в одном экземпляре. Здесь необходимо процитировать весь отрывок о "копии" газеты, поскольку затрагивается единственное серьезное различие между Корчаком и Френе: для Корчака каллиграфия есть искусство, которое возвышает мысль; для Френе напечатать что-либо - обессмертить его: "В средние века, когда не знали еще печати, переписчики пользовались не меньшим уважением, чем ученые и поэты. Отношение между письмом и печатью такое же, как между портретом, написанным художником, и фотографией, ручной вышивкой и машинной, пением и звучанием граммофонной пластинки. Хороший почерк это тоже талант, и, добавлю, талант, который не часто встретишь.

Школьная газета, как я говорил, не может держаться на одних особо одаренных сотрудниках, поэтому пусть редакционный комитет не очень уж беспокоится, если у секретаря не будет исключительных каллиграфических способностей. И опять повторяю: тот, кто пишет всех красивее, пусть возьмет на себя переписку юбилейного, праздничного или иллюстрированного номера.

А на постоянную работу в качестве секретаря и его заместителя надо пригласить самых добросовестных, честных и аккуратных ребят в классе. Кто из вас видел, как бережно обращаются с ротационной машиной, на которой печатают газеты, тот поймет, каким уважением должен пользоваться секретарь школьной газеты. Он не машина, которой все равно, что на ней ни печатай, а ведь он из недели в неделю переписывает все, вплоть до запятых, - и то, что менее интересно, и то, что совсем неинтересно, что читатели прочтут, лишь бы отделаться. Имей машина душу, он походил бы на машину.

О работе секретаря забывают, а ведь это не только работа руки, которая пишет, но и глаз, которые смотрят; это постоянная напряженная работа мысли - как бы получше закончить строку; внимания - как бы не вышло ошибки; тут буквы, чтобы поместились, написаны потеснее, там - в заголовке - покрупнее; а переносы, а забота о том, как кончить страницу? Обращайте внимание на эстетическую сторону газеты, но дайте секретарю время набраться опыта, не требуйте, чтобы у него совсем не было ошибок - иногда помарка, иногда пропуск, даже целая пропущенная страница. Это не только может, но и должно случиться, и особенно вначале. Будьте ему благодарны, будьте снисходительны и помните: не перегружайте работой. Секретарь имеет право не принять статью, написанную неразборчиво, в кляксах и почеркушках, автор обязан думать о секретаре.

Насколько мне не изменяет память, большинство школьных газет переставало выходить потому, что никто не хотел переписывать. Нужно помнить об этом.

Секретарь должен иметь заместителя и помощь со стороны. Длинные статьи могут переписывать в заранее подготовляемые номера сами авторы, может быть, это научит их писать короче.

Секретарю нужно хорошо рассчитать время и определить величину газеты: целая ли тетрадка раз в неделю или на один номер - половинка. Это важно. Менее опытные горячие секретари часто берут на себя обязательства, с которыми не могут справиться. Надо с часами в руке подсчитать, сколько уйдет времени на переписывание одной страницы, сколько часов займет переписывание всего номера и сколько времени может уделять ежедневно газете секретарь. Бывали случаи, когда каждый номер переписывал кто-нибудь другой. Тут есть свои хорошие стороны, но в начале работы это опасно. Если кто-нибудь из вас остановится на этом способе, хорошо, но тогда должен быть один ответственный секретарь. И обязательно надо отделить редакцию от администрации газеты. У редактора не будет хватать времени, и то или другое он запустит. А помните, провал газеты всегда начинается с того, что номера не выходят во время и газета запаздывает - сначала на день, потом на несколько дней, на неделю, а под конец и вовсе перестает выходить. Газета, как и человек, может умереть внезапно или скончаться после длительной болезни.

Я знаю случай, когда родители, видя, что старательный секретарь забросил свои школьные занятия, запретили ему переписывать газету. Это редакции надо учесть. Вот потому-то я и говорю, что не надо торопиться с выпуском первого, хотя бы даже уже подготовленного номера, пока не будет учтено все до последних мелочей" [24].

Вся парадоксальность Корчака проявляется в этих последних параграфах: педагог, предоставляющий детям такую свободу в организации школьной газеты - можно было бы сказать "самоуправление", которое даже Френе не отпустил бы так далеко, этот педагог не представляет себе, что газета может быть отпечатана. Более того, он сравнивает печатание с потерей художественного качества по отношению к единственному каллиграфическому экземпляру, так же как он считает фотографию эрзацем живописного произведения.

РАЗЛИЧИЕ ЕДИНСТВЕННОЕ, НО ИМЕЮЩЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Это единственное различие несомненно объясняет иную траекторию движения за типографию в школе, организованного Френе, популярного движения, которое вскоре станет очень важным в педагогической жизни страны, в то время как Корчак, конечно, вдохновит новые эксперименты, но они останутся ограниченными. Френе на начальном этапе своей деятельности не мог знать работ Корчака, тогда как довольно рано он узнает об опыте Дьюи в США. Было бы вправе, без этой уверенности, спросить себя о возможном "заимствовании", которое могло бы произойти вокруг Корчака - настолько его педагогическая мысль связана с проектом газеты.

Так, по поводу участия взрослых в редакции Корчак уточняет: "Такая помощь желательна, но не обязательна. Самое уместное было бы попросить учителя просмотреть уже переписанный номер и в конце номера под рубрикой "Опечатки" исправить грамматические и стилистические ошибки. Газета тогда сохранит свежий и оригинальный стиль языка школьников. Нет ничего невероятного, если в будущем молодежь создаст свой собственный язык, как мы это видим у народа и в научном, и в артистическом мире. Молодежный газетный язык может быть даже ярче, свежее, красивее газетного языка взрослых. В словарном составе школьного языка имеются свои обороты и меткие словечки…

Как часто подражание стилю взрослых в школьных сочинениях производит неприятное и смешное впечатление! Пресса может себя от этого избавить.

Учительница может писать передовые. Может иногда дать в качестве классного сочинения какую-нибудь конкурсную тему. Все это обогатит портфель редакции. Тему, конечно, дает редколлегия.

Надо быть очень осторожным, чтобы не попасть в полную зависимость от взрослых. У взрослых есть тот большой недостаток, что они не признают сотрудничества с молодежью на основе равноправия и, даже когда, явно, казалось бы, высказываются за полную свободу, втайне ждут послушания. Говоря так, я думаю о взрослых вообще, а не о редких исключениях" [25].

ВЛИЯНИЕ ОВИДА ДЕКРОЛИ

Почему из всех своих предшественников, занимавшихся вопросами школьными газетами, Френе упоминал только Овида Декроли, хотя, как мы убедились, существовали и другие, часто удивительно близкие по духу? Поскольку никто не может упрекнуть Френе в предвзятости, то самое вероятное, что можно предположить - Декроли был единственным педагогом, работающим в данном направлении, опыт которого был хорошо знаком Френе в 1924 г. И для этого есть основания: доктор Декроли был известен среди небольшого круга учителей, интересующихся проблемами "нового воспитания", и когда первое издание книги "Почести Декроли" ("L'Hommage а Decroly") появится в 1931 г., можно будет измерить известность основателя "Эрмитажа" по впечатляющему списку авторов, фигурирующих в этой книге (Клапаред, Бове, Кузине, Ферьер, Пиаже, Пьерон, Валлон и др.). Этот человек и его творчество были широко известны. Вот как описывает газету "Эхо", выпускавшуюся в 1907-1910 гг. в самом первом школьном учреждении, организованном Декроли, его первая сотрудница Джулия Деган: "Это было время, когда новая группа "высших", присоединившихся к "большим" из школы, организовала свою "газету" прекрасное школьное "Эхо", начало которой было одновременно таким трудным и привлекательным, наполненное борьбой, надеждой, разочарованиями. Этот скромный "еженедельник", содержавший наивные статьи, объясняемые, интерпретируемые человеком, переживавшим вместе с детьми их насыщенную школьную жизнь, представлял собой редкий психологический документ Это было время большой лотереи, организованной для того, чтобы поддержать "газету", которая частенько имела пустую кассу, незабываемой лотереи, в рамках которой сотрудничали родители, учителя и ученики. Это было время многочисленных обществ с президентами, секретарями, казначеями, разработанными детальнейшим образом уставами и прочими документами, но абсолютно эфемерными. Это было время суда со своим удивительным уголовным кодексом и многочисленными жандармами, следившими за порядком, которых выбирали из самых драчливых и непослушных в школе" [26]. .

МЕТОД ДЕКРОЛИ

Как определить "метод Декроли"? Доктор Декроли оставил после себя мало текстов, и в этом есть свой смысл.

"Метод Декроли, быстро развиваясь, сегодня не есть то, что было вчера, он не будет тем же самым и завтра. И это потому, что доктор Декроли никогда не хотел фиксировать применение своего метода, его техники. Любое применение метода Декроли есть лишь очень частный аспект, связанный с данным моментом времени, который, будучи представленным и понятым другим образом, сильно противится основным идеям своего инициатора. Речь идет не о том, как обучить чтению, письму или счету - не это главное; и не о том, чтобы штамповать "машины для слов", лишенные смысла - это очень опасно. Речь идет о том, чтобы дать возможность ребенку полноценно жить, сделать из него полноценного человека" [27]. Среди видов коллективной деятельности, играющей, по мнению директрисы "Эрмитажа" первостепенную роль в социальном развитии учащихся, можно найти детские комитеты, коллективную ответственность, спорт, игры и соревнования, театр и оркестр, типографию. Основная функция типографии - возможность публиковать журнал.

"Журнал "Школьный курьер" выходит шесть раз в год. он издается группой школьников 13-14 лет, отвечающих за него в течение всего года. Он содержит новости из разных классов, интересующие ребят факты школьной и внешкольной жизни, протоколы общих собраний, рисунки, стихи и другие проявления свободного творчества.

Кроме того, произведения ребят публикуются в форме разного рода брошюр.

Тексты и иллюстрации создаются исключительно детьми (подбор материалов, их расположение, печатание и т.п.). Материалы набираются на линотипе и печатаются как в черно-белом, так и в цветном вариантах.

Типография выполняет также небольшие работы административного характера: приглашения и сообщения для родителей, объявления о собраниях, программки праздников и т.д" [28].

РОЛЬ ТИПОГРАФИИ

В той же самой книге преподаватель "Эрмитажа" Л.Либуа-Фонтен так определяет роль типографии: "Типография играет чрезвычайно важную роль в жизни школы, призывает к сотрудничеству, связана со множеством видов деятельности (издание журнала и произведений детей, печатание административных циркуляров и карт для уроков, программок праздников, одноцветных и многоцветных рисунков).

Тесно связанная с самовыражением в сфере абстрактного, она также требует и вполне конкретных навыков ручного труда и организационных качеств (серия заранее продуманных операций, подготовленных к строго определенному времени).

Учащиеся выполняют здесь разнообразную работу; это - общая композиция материала, постраничное распределение, печатание, распределение шрифтов, поддержание в рабочем состоянии полиграфических материалов, подготовка клише, переплет и отправление брошюр" [29].

Тексты, вошедшие в книгу "Введение в метод Декроли" ("Initiation а la mйthode Decroly"), отрывки из которой мы процитировали выше, создавались в 1930-1936 гг. Однако они описывают практику, существовавшую в 1907 г., ценность которой Френе осознал уже в 1924 г. Вновь мы не видим большого расхождения между направлением мысли двух педагогов, но у Декроли, как и у Дьюи (одну из фундаментальных работ которого - "Психология и педагогика мышления" - Декроли перевел на французский язык) типография, газета, журнал не находятся в центре проекта организации класса. Они, бесспорно, важны, но все же они, скорее, рассматриваются как помощь в передаче информации, а также как один из видов ручного труда и никогда - как средство обмена между школами, как предмет сотрудничества в классе, как свободное самовыражение. Следовательно, было необходимо "переместить" в некотором смысле эти орудия труда в центральное положение, чтобы раскрыть весь их потенциал, всю их магию. Похоже, что только Януш Корчак заметил ту роль, которую могла играть газета - его вышеупомянутая работа прекрасно доказывает это - однако, его очарование каллиграфическим экземпляром ограничивает, наверное, значение газеты. Это пересечение "типография - газета", которое придет в голову Френе (идя все же от типографии) собирает, следовательно, разнородные элементы, которые уже существуют в различных странах к началу XX века в школах, открытых для педагогики, определяемой интересом к мотивации детей, к центрам их интереса. Вклад учителя из Ле-Бар-сюр-Лу мог бы тоже показаться достаточно скромным. В самом деле, его гений будет состоять в меньшей степени в новом открытии того, что уже существовало, чем в новой организации, исходя из этих средств, целого движения международного масштаба "типография в школе", которое изменит в значительной степени отношения между учителями и учениками, благодаря школьной газете.

Впрочем, в "Почестях Декроли" Френе определяет свой вклад так - "техническая адаптация метода Декроли: типография в школе". Он уточняет: "Если наша окончательная техника в том виде, как она сейчас установилась, несколько отличается от метода Декроли, то она остается тем, что одухотворяет нас в работах великого педагога, ставя только на службу педагогической техники новое орудие - типографию в школе, которой мы пользовались как мощным и удобным рычагом для того, чтобы внедрить в народную школу наиболее характерные инновации современной педагогики" [30].

Этот исторический экскурс позволяет понять, насколько школьная газета с конца XIX века утвердилась как элемент активной педагогики, нового подхода к ребенку.

Конечно, было бы спорным свести это описание лишь к четырем педагогам, которых мы упомянули. Элиз Френе, как мы видели, цитировала также Руссо, как, впрочем, и Песталоцци, Кершенштейнера, Клапареда, Монтессори. Можно было бы добавить Ферьера, Кузине, Бове… Некоторые параллели между этими педагогами иногда даже кажутся волнующими. Заметки Франтишека Бакуле, например, очень сильно напоминают заметки Френе. Сельский учитель из Богемии, служивший мишенью для нападок австро-венгерской администрации, Бакуле, перестанет учительствовать за год до начала Первой мировой войны. Он создаст кооператив, управляемый самими детьми. Под влиянием Льва Толстого он публикует работы детей в форме журнала "Юная свобода".

Во всяком случае, поступок Бакуле нам кажется более предвещающим Корчака, чем Френе - в том смысле, что он более интересуется организацией газеты, чем типографии. Значительный вклад Френе будет состоять одновременно и в том, чтобы поместить типографию в центр деятельности класса, и в том, чтобы вовлечь тысячи учителей в движение "типография в школе", которое в значительной мере изменит школьный ландшафт.

Нам лишь остается проделать путь от этого, повторенного Френе открытия школьной газеты, выпускаемой самими детьми, чтобы понять рождение и развитие движения за типографию в школе.

Е И ДВИЖЕНИЕ ЗА ТИПОГРАФИЮ В ШКОЛЕ

1-го января 1920 года Френе назначается учителем двухклассной школы в городок Ле-Бар-сюр-Лу - в департаменте Приморские Альпы. Неопытный учитель, он впервые попадает в одну из классных комнат, которые переживут еще век: расположенные рядком парты, возвышение для учителя, плащ на стене, черная классная доска на подставке. Неприспособленность условий работы и пособий, используемых детьми - уже изобличенных с такой силой Марией Монтессори - вызовет очень быстро со стороны Френе конкретные предложения по улучшению. Френе впервые открывает для себя детей, и в своем блокноте, который заменил ему военный ежедневник, он день за днем записывает оригинальные заметки о своих "воробушках" - наблюдения, движения бытия, так, как они происходят. Официальное установление традиционного преподавания, которое требует чрезмерной концентрации, противоестественного ритма - это непосильно для ребенка.

И Френе задает себе вопросы об уроках, которые никогда не исходят из мотивации ребенка, об этой "культуре", которую он должен передавать, в то время как Жозеф, маленький ученик, всегда одетый в одну и ту же рубашку, и одни и те же штаны, подвязанные веревкой, летом с босыми ногами, забывает придти в класс, потому что он наблюдает, как зачарованный, за голубой гусеницей на соседней стене.

Е ОТКРЫТИЕ ПЕЧАТНОГО СТАНКА (1924)

Элиз Френе простодушно рассказывает о том, как учитель, стирая с доски, внезапно приходит к идее печатной страницы.

Жозеф, ученик, вечно таскающий в кармане или в коробке какую-нибудь живность (майских жуков, кузнечиков, ящериц, божьих коровок…) устроил под партой гонки улиток. Учителю забавно смотреть, как возбужденные ребята спорят: один болеет за серо-зеленую, другой - за коричневую, третий - за темно-серую.

"Вот так! Выиграла серо-зеленая! Серо-зеленая выиграла!" Весь класс наполнен жизнью, руки тянутся, желая схватить улиток… Но Жозеф ревностно собирает свое хозяйство и укладывает его в коробку.

Учитель уже у доски:

- Отлично! Пишем на доске: соревнование улиток" [31].

С этого момента больше не остается ничего. Печатная страница, напротив, дает иной масштаб события. Кроме того, она есть источник письма, если ее сочи

няют сами, источник чтения, новых открытий: она может стать отпечатком жизни… Френе едет в город Грас в типографскую мастерскую и рассказывает о своей идее полиграфистам. Они отговаривают его от "авантюры": ученики быстро растеряют весь шрифт, а, может быть, и украдут его… Но будучи одержим своей идеей, он неожиданно наталкивается на рекламу небольшого печатного станка и заказывает его. Покупку привозят через несколько дней, и начинается "магия типографии", которую открывает для себя учитель вместе с учениками: литеры, верстатки, первый отпечатанный листок. Чтобы купить печатный станок, Френе истратил все свои деньги и даже был вынужден выписать вексель. Нехватка денег на бумагу привела к совершенно невероятным вещам: например, пришлось печатать на станке бюллетени для голосования перед выборами депутатов, журналы-реестры для Баварского кооператива… Но день ото дня, экспериментируя с материалами (шрифтами, красками и т.п.), Френе и его ученики постепенно набирают опыт - уже чувствуются результаты, хотя пока совсем скромные. В журнале "Кларте" он позже опишет, после покупки маленькой типографии в Грасе и небольшого запаса бумаги - за счет экономии на каникулах - и после ежедневного экспериментирования с техникой, прочувствования "магии" владения орудием труда для детей, первый теоретический подход к своей работе: "Эту обновленную технику (типографию) еще предстоит открыть… Меня поразил один факт. Когда я просмотрел заголовки на двух страницах "книги жизни" (сборник текстов, отпечатанных за первые два триместра13, я обратил внимание на то, что распределение тем в этой книге примерно такое же, какое предлагают сторонники "центров интереса".14 Вот осень - фрукты, грибы, ветер; здесь же призывники в армию… Затем зима - описание способов защиты от холода. Весна, так богатая впечатлениями - сильные дожди, град, оползни; но и первые цветы, цветочные баталии, богато украшенные цирки, но здесь же и описание болезней, периодически опустошающих наши классы.

И я с удовлетворением и умилением отметил, что такое распределение по интересам, доминирующим среди детей, распределение, которое никак не менее значимо, чем гений Декроли, это распределение существует совершенно естественно в живом классе, в котором я не предлагал никакой темы вообще, довольствуясь только тем, что слушал, руководил дискуссией, обобщал и упорядочивал мысли моих учеников" [32].

ПЕРВЫЕ ОБМЕНЫ ГАЗЕТАМИ (1925 г.)

После публикации статьи Френе о школьной типографии в "Л'Еколь эмансипе", к нему обращается учитель из городка Трегёнк, департамент Финистер, с просьбой рассказать, как приобрести печатный станок и выпускать газету и "книгу жизни". Между школами по тарифу печатных изданий начинается оживленный почтовый обмен: каждые два дня из Ле-Бар-сюр-Лу и из Трегёнка посылается листок, на котором с двух сторон напечатан свободный текст.

Заметим, что идея использовать тариф печатных изданий (три франка в год за всю корреспонденцию) исходила из необходимости экономить средства, но с другой стороны, речь действительно шла о "печатных изданиях". Отметим также, что функция обмена влечет за собой изменение характера "свободного текста": он превращается в "информационный текст". Элиз Френе воспроизводит первые диалоги между учителем и учениками по поводу такого обмена:

"Им надо рассказать, что едят в Ле-Бар-сюр-Лу!

- …Как работают на полях.

- …Что собирают и что изготовляют.

- …Какие есть животные.

- …Как мы играем, какие есть праздники, обычаи" [33].

Так через географические и исторические детали Прованса находит свое выражение "душа маленьких провансальцев", и свободные тексты естественным образом преобразуются в информационные. Самовыражение и печатание - мы часто находим эти два понятия смешанными одно с другим. Опыт Ле-Бар-сюр-Лу, первые последователи идеи типографии и газеты, статьи в "Кларте" и в "Л'Еколь эмансипе" - все это вызывает любопытство, и когда потребность в новаторстве усиливается, материал о Френе публикуется на первой полосе в газете "Ле Там", которая занимает привилегированное положение, особенно среди интеллигенции. Эта статья описательного характера остается актуальной и поныне: "Метод, вводимый Френе, не может оставить равнодушным мир журналистики, потому что этот метод официально освещает благородство и красноречие нашей обычной (журналистской) техники. В самом деле, этот психолог заметил, что ребенок испытывает сильное и долгое впечатление, когда видит свою мысль напечатанной. Происходит переоценка ценностей, если не сказать, преображение, хорошо известное писателям, которое, очевидно, позволяет умному учителю оказывать более сильное влияние на устремления ребенка. Этот учитель купил ручной печатный станок, не требующий слишком больших текущих расходов. Они сводятся лишь к покупке краски и бумаги, а также к затратам на ежегодную переплавку шрифтов. Он приглашает учеников рассказать и написать о том, что им интересно.

Затем, когда отобраны лучшие из этих рассказов, им оказывается честь быть скомпонованными и отпечатанными. Странички, полученные таким образом, жадно читает весь класс и особенно те, кто в этом принимал участие. И можно сделать одно наблюдение. Печатный станок придает слову такое достоинство, престиж которого дети должны глубоко прочувствовать. Облачить мысль в металл - значит обеспечить лестную видимость солидности и непреходящего характера. Этот жест, сравнимый по красоте с жестом скульптора или гравера. Каждая подвижная буква - это маленький "пьедестал", который поддерживает "статую" литеры. В верстатке происходит восхваление слова и апофеоз фразы. Какой журналист отказался бы приветствовать такую инициативу, отдающую честь тому, что является наиболее таинственным, наиболее волнующим, наиболее сильным в повседневной технике и которой он служит, чтобы вдыхаемый нами воздух был насыщен частицами чувства и разума" [34].

Вслед за статьей в "Ле Там" газеты во Франции (начиная с "Ле пети Нисуа"и "Л'Еклерер де Нис") и за границей ("Коррьера делла Серра") посвятят немало колонок тому, чтобы объяснить - с большей или меньшей точностью - творческий путь учителя из Ле-Бар-сюр-Лу и интерес, вызываемый его "методой". Но то, что журналист из "Ле Там" выразил особенно рельефно и то, что было уже освоенным, это - посредническая роль напечатанного и его значимость: "Слова подбираешь с большей тщательностью и уважением, когда думаешь о том, что они получат честь быть оформленными композиционно, будут одеты в форму полка Гутенберга и выстроены безупречными рядами в парадном марше под внимательными и изумленными глазами толпы читателей" [35].

Впрочем, не обошлось и без полемики. Уже "Л'Екререр де Нис" бичует "траву тщеславия", которую сеет Френе, поскольку однажды, закрыв букварь, без грамматики можно "завоевать бессмертие. Тогда ученики отбросят программы, расписание уроков, работу и начнут лишь выращивать траву тщеславия, которую посеете Вы, мсье Френе. Какие угрызения совести!" Случай предоставляет нам возможность заметить, до какой степени сильна мифология печатного слова, потому что, согласно написанному в "Л'Еклерер де Нис", человек обретает "бессмертие" с того момента, как его сочинения опубликованы. И даже, если редактор статьи достаточно скромен (ведь сам он таким образом обретает бессмертие…), можно измерить ту иррациональную силу, которая побуждает этот переход от рукописного к печатному тексту. Френе отвечает на это так: "Я надеюсь, что, став взрослыми, мои ученики вспомнят о печатных листках: о, вульгарные человеческие мысли! Вечное заблуждение! И пусть критикуют сегодня их скромные печатные листки - я же желаю, чтобы они потом умели читать и критиковать газеты, которые попадутся им в руки" [36].

ПОДЪЕМ ДВИЖЕНИЯ

Эти первые отклики на воплощение в жизнь идеи Френе имели общественный резонанс. В самом деле, движение вовлекает новых и новых единомышленников, одного за другим. Они почти всегда - из бедных мест, без средств, но оттуда, где учителя предчувствуют, что богатство здесь не очень-то нужно, и что Френе предлагает новшество, которое им доступно. 27 июля 1926 года он посылает "первое циркулярное письмо" десяти своим последователям. Интерес к этому письму носит не только исторический характер. В письме угадываются основы организации. Обнаруживаются вопросы, занимающие Френе, и его нежелание решать все проблемы за всех: "Число школ, работающих с печатным станком, увеличивается с каждым днем. В прошлом году нас было всего двое. Нас будет, по крайней мере шесть в октябре. Для экспериментирования техникой в самом начале нам совершенно необходимо постоянное сотрудничество между собой… Организация обмена напечатанными материалами между школами должна стать первоочередной задачей. Мы предусматриваем:

1. Газетный обмен между двумя школами примерно одного и того же уровня.

2. Автоматический ежемесячный обмен между всеми школами, работающими с печатным станком.

Газетный обмен между двумя школами - более деликатная задача. Надо, чтобы между двумя классами, насколько это возможно, установилось полное взаимопонимание, и чтобы, в то же время, они дополняли друг друга. Поэтому я не могу произвольно указывать, чтобы такая-то школа обменивалась бы печатными материалами с такой-то" [37].

И Френе координирует общие действия, запрашивает сведения об уровне класса и его структуре, описание среды, короче, собирает все элементы информации для того, чтобы образовавшиеся пары продолжали свою работу.

Дух солидарности, уверенность в том, что эксперимент играет исключительно важную роль для педагогики, ощущение начала процесса, когда "глаза прикованы к тому, что происходит", в частности, со стороны администрации системы образования и журналистов - все это сплачивает маленькую группу энтузиастов. Один из них осваивает технику изготовления иллюстраций с помощью свинцовых клише, другой детально изучает шрифты, третий организует обмен с зарубежными партнерами.

"Букет" детских печатных текстов из разных мест вскоре материализует движение, и несмотря на то, что бумага различна по формату и качеству - а Элиз Френе разочарована тем, что не смогла сделать красивую брошюрку - сам Френе отмечает 4 апреля 1927 года, что первый "Букет" - совместный детский журнал - "был настолько хорошо принят учениками, что двойного тиража не хватило на всех желающих". Типография в школе, судя по газетным статьям, вызвала психологический шок у взрослых, которые с крайним уважением относились к печатному слову. Френе же исходит из анализа поведения слабоуспевающих, "плохих" учеников, интуитивно чувствуя, что с того момента, когда класс организуется на кооперативный манер, с того момента, когда свободный текст и обмен между школами придают смысл работе, новое средство - печатный станок - вводит иные поведенческие элементы. То есть, каждый будет иметь доступ к знанию, точнее, будет "естественно" выстраивать свое знание во взаимодействии со взрослым.

Мы привыкли к суждениям типа: "Это правда, потому что так пишут газеты!" - что логически равнозначно фразе: "Все, что пишут в газетах - ложь!" В 1926 году суждения о прессе были, несомненно, несколько иными. Табу, которому следовали тогда юные газетчики, было примерно таким: "Это правда, потому что это напечатано!" В любом случае интересно заметить, что Френе предлагает здесь глобальный проект.

Движение, которое вскоре довольно быстро распространится, затронет все слои общества. Неожиданно дети и подростки получат доступ к сфере деятельности, которой до этого занимались только взрослые.

Сегодня все выглядит более банально: печатный станок уже совсем не производит впечатление волшебства, он обрел иную функцию, дополняющую другие информационные средства. Но память хранит былой успех.

ОРГАНИЗАЦИЯ ТИПОГРАФИИ В ШКОЛЕ (1926 г.)

По мере того, как движение за типографию в школе приобретает, хотя и в скромных масштабах, своих единомышленников (Френе подумывает об организации кооператива, но колеблется, поскольку для этого необходимо раздобыть 800-900 франков для официального учреждения такого кооператива), осторожный поиск организационных форм работы в классе, эксперименты по обмену постепенно обогащаются все новым и новым опытом. И вот первые обобщения позволяют констатировать невероятную мотивацию детей в связи с новым способом самовыражения/коммуникации. Френе делает несколько замеров с помощью опросников и через них обнаруживает настоящий переворот, привнесенный газетой в традиционную жизнь класса.

Организация пространства и времени

Как разместить оборудование? Когда, в какие часы ученикам лучше производить работу по макетированию? Когда печатать образец? Когда осуществлять типографический набор? Сколько нужно времени на тиражирование? Как вы собираетесь организовывать обслуживание? Обмены и связи

Какую часть материалов, полученных по обмену, перепечатывать? Что с ними делать по прочтении?

Ключевые проблемы

Следуете ли вы только сиюминутным интересам, доминирующим в классе по ходу работы и в зависимости от времени года, или вы приспосабливаете к ситуации центры интересов, установленные заранее? Как поступить? Какие результаты кажутся уже достигнутыми? Можно ли совсем обойтись без учебников?

Можно только представить себе возбуждение нескольких десятков единомышленников, объединившихся вокруг новой идеи детства, которые прибыли на первый съезд в городе Туре в 1927 году. Френе уже выступает против слишком формального использования печатного станка. Он будет последовательно развивать данную линию: "типография в школе - это средство раскрепощения детского мышления". В мае 1929 года он доводит до логического завершения свою идею, пытаясь публично доказать то, что ему уже кажется абсолютно очевидным: такое мощное орудие как печатный станок, само по себе заставляет пересмотреть педагогические принципы обучения и воспитания.

Что обнаруживает, что вскрывает печатный станок? То, что ребенок, казавшийся по своей природе "ленивым, плутоватым, враждебным, готовым солгать", жаждет жизни и деятельности. Вместо соблюдения правил, которые либо наказывают, либо поощряют, педагог исходит из устремлений детей, предоставляя в их распоряжение "инструменты". Принципы организации, вытекающие из использования в классе печатного станка, состоят в том, чтобы найти формы занятий в зависимости от этой жажды деятельности. Надо, чтобы печатный станок стал собственностью всех, чтобы каждый чувствовал себя вовлеченным, и чтобы никогда не терялся из вида обмен газетами и принимался во внимание фактор структурирования времени через выпуск газеты: таким образом ребенок открывает для себя принудительную силу календаря. Индивидуальная ответственность каждого в организации производственного процесса помогает ученику лучше понять поставленную задачу. Он сам организует свою деятельность в зависимости от понятной цели - выпуска газеты. На втором съезде движения за типографию в школе (август 1928 г.) уже около тридцати участников отметили, что организация процесса в форме коллективно распределенной деятельности позволяет ребенку, не желающему писать, выполнять другую роль: например, он может делать рисунки для газеты или получать удовольствие от процесса тиражирования, или скажем, от продажи тиража. Все это создает своего рода терапевтический эффект, и мотивация к письму должна возникнуть или, вернуться безболезненно. В педагогике Френе всегда присутствует одна деталь - это "извне", "снаружи", откуда является ребенок: его семья, его воображение и организация времени и пространства (когда это физически возможно); и все это позволяет погрузить ребенка во всей его целостности в поток созидательной работы.

ОТ ПЕЧАТНОГО СТАНКА К ГАЗЕТЕ: ЭВОЛЮЦИЯ (1927 г)

Небезинтересно констатировать эволюцию словаря, используемого Френе в циркулярах, а затем, позже, в "Л'Едюкасьон". Термин "газета" начинает уравновешивать термин "печатный станок". Как объяснить положение одного по отношению к другому? Представляется, что открытие возможностей печатного станка в школе в 1924 г. сфокусировало внимание на понятии "отпечатанный листок", а не на понятии "газета", идея которой рождается несколько позже, вследствие внутренней логики, изначально заложенной во внедряемой системе.

Печатный станок - это магический инструмент, позволяющий ребенку достичь как бы иного статуса: теперь отпечатанные листки распространяются по деревне, Френе собирает их и предоставляет своим коллегам. Сама идея собирать наилучшие страницы содержит зародыш первоначальных характеристик газеты. Ей еще не хватает периодичности, которая естественным образом установится, благодаря межшкольным обменам. Таким образом, в лексиконе Френе понятие "школьная газета" не заменит понятие "печатный станок", а будет идти параллельно с ним, чтобы затем дополнить его, образуя звенья единой логической цепи.

Часто сторонники движения одержимы горячим желанием что-то делать, производить, но при этом даже не предпринимают попытки хоть как-то осмыслить, проанализировать происходящее. В июне 1930 г. Френе говорит по этому поводу: "Мы давно хотели начать серьезное, методичное изучение сотен школьных газет, получаемых нами, которые образуют совершенно уникальный исследовательский материал в мировой педагогике. К сожалению, текущие дела не позволили нам сделать это. Мы предпочли посвятить себя выполнению задач, которые мы рассматриваем как первостепенные: отладить механизм сбора и организации документации и продолжить усовершенствование нашей педагогической методики".

Этот процесс, быстро развиваясь, затрагивает и соседние страны. За границей, после Бельгии [38] и Швейцарии, с которыми традиционно существовали тесные связи, установились контакты с немецкими учителями. Активная группа возникает в Португалии, где выпускается книга Френе "Типография в школе" ("L'imprimerie а l'йcole"), переведенная Лемосом: публичные обсуждения, дебаты, организуемые, в частности, при участии группы "Новое воспитание" на тему "Использование школьной типографии для обучения навыкам чтения", начинают широко проводиться во Франции - в момент, когда собирается ежегодный съезд профсоюзов. И если во всех работах Френе печатный станок в школе выступает как освобождающее орудие, то требование признать особый статус детства, уничтожение нищеты и болезней - физических или ментальных - начинают также проявляться все настойчивее. Эти обмены - надо бы сказать, это братство - объединяет классы. Типография, газета становятся точкой отсчета конкретных действий [39]. Другой учитель, Гюлен, предоставляет нам свидетельства динамики в развитии сознания: "Жить через типографию. Именно благодаря ей, наши ученики живут полноценной жизнью. Именно благодаря ей, они видят жизнь, и иногда страдания других, их юных корреспондентов. Они живут и разделяют свои радости. Они живут и разделяют свои трудности. Недавно мы получили трогательное доказательство: один из моих учеников, семья которого пострадала от кризиса (безработица, дом не обогревается, недостаточное питание, болезнь…), изобразил свою нищенскую жизнь в необычайно трогательном тексте, опубликованном в журнале "Букет". Чуть позже мы стали получать из разных мест помощь в деньгах, продукты питания, одежду. Эту помощь мы передали детишкам и их родителям - к их огромной радости. Все эти посылки сопровождались письмами, иной раз очень наивными, но всегда трогательными и искренними. Учителя добавляли от себя добрые слова. И это обнадеживало людей. Мы смогли организовать что-то вроде праздничного застолья, где раздавали еду: кому тартинку, кому кусочек шоколадки, кому половинку яблочка, кому кусочек маслица (роскошь для этих детишек)" [40]. Школа не должна быть искусственным обрядом, школа должна эффективно готовить к жизни, участвовать в жизни. И печатный станок в школе есть символ этого участия.}

НАРОДНЫЙ ФРОНТ И ФРОНТ ДЕТСТВА (1936)

С 1925 года одной из ключевых идей движения "Современная школа" становится идея "самовыражения ребенка". Что же скрывается за словами "позволить детям самовыражаться"? Для педагогов это означало, прежде всего, очевидность того, что у детей и подростков есть потребность высказать что-то нам, взрослым. Самовыражение пробуждает движение, приводящее человека к самоосознанию, к раскрытию своей сущности в процессе высказывания. Именно в свободных текстах и рисунках и проявляется самовыражение ребенка, благодаря которому он познает себя. Легко предвидеть: логика такого открытия заметно продвигает мышление ребенка, поскольку он уже не просто собственность родителей и не просто маленькое существо, которое покорно заучивает и повторяет то, что объясняет учитель - ребенок мыслит и открывает себя себе. Фактически он становится в позицию равенства со взрослыми, и лишь власть, которой обладают родители, их стремление не допустить разделения этой власти не позволяют признать такое равенство. Отсюда поощрение свободного самовыражения ребенка, подростка, повышение его самоценности неизбежно ведет, раньше или позже, к пересмотру статуса детства и отрочества в обществе. Этот тезис, который мы находим уже в 1926 году в статье, опубликованной в газете "Ле Там" (от 4 июля 1926 г.), получит особый общественный резонанс в 1935-1936 гг. Френе представляет себе ребенка, пользующегося этим массовым порывом для того, чтобы бороться в рядах Народного Фронта. Народному Фронту должен соответствовать Фронт Детства.

Ромен Роллан, предполагаемый в роли почетного президента учредительного собрания Фронта Детства, Анри Барбюс, Ж.-Р.Блох [41] приветствуют инициативу Френе. Многочисленные организации, молодежные и профсоюзные, Лига прав человека принимают участие в разработке Хартии Фронта Детства. Однако Фронт Детства потерпел полный провал. Крупнейшие профсоюзы и политические партии фактически уклонились от поддержки Фронта. Но ведь то время являло бурные политические баталии, и на их фоне этот Фронт казался слишком малозначимым. Два соображения приходят на ум в связи с этими фактами.

Первое. В 1936 г. еще сложно было внедрить идею создания Фронта Детства в общественное сознание. Однако, даже если оставить в стороне профсоюзы и партии, идея могла бы быть реализована через широкие массы учителей. Но этого не произошло.

Второе. Если внимательно проследить изменения в содержании текстов учредительного собрания Фронта Детства, можно заметить, что требование признать статус детства и отрочества постепенно растворяется с каждой новой редакцией и подменяется требованием более сильной, более организованной власти взрослых педагогов, которые должны, по их мнению, представлять интересы детей. Окончательная редакция особенно интересна, поскольку она утверждает чрезвычайное усиление власти взрослых (в данном случае других партнеров движения Френе, которые участвовали в разработке Хартии).

В действительности все происходит так, как если бы самые богатые инновационные идеи Френе наталкивались бы на табу, часто неосознанное - власть взрослого.

Итак, идея самовыражения ребенка логически приводит к пересмотру его социального статуса. Иначе как объяснить практическое исчезновение этого требования в документах Фронта Детства? Несомненно, провал Фронта Детства находит свое объяснение в свете корпоративных интересов групп и ассоциаций, которые отнюдь не желали следовать примеру Френе и учителей Кооператива светского обучения15 в их слишком уж революционном стремлении изменить статус детства.

Значит, сверхзадача типографии в школе - изменение статуса детства и отрочества в обществе. Чтобы этого достичь, необходима поддержка родителей. Рассматривать типографию в школе как уникальную революционную методику - такая оценка может показаться, по крайней мере, сильно преувеличенной. В самом деле, можно оценить вклад этого средства лишь переходя в иное, магическое, мифическое измерение. В Испании, на арагонском фронте 20 августа 1937 года, в разгар войны несколько товарищей пишут Френе так: "Мы, учителя, последователи великого педагогического изобретения, каковым является Типография в школе, здесь, на арагонском фронте, боремся с фашистским врагом. Мы принадлежим к группе, которая основала Испанский Кооператив Методики Френе, и мы использовали эту методику в наших школах.

Мы уверяем Вас в том, что когда мы победим фашизм, все наше внимание будет обращено к школе, чтобы работать в полной безопасности, инициируя школьное творчество, которое предоставляет наша методика.

Мы убеждены, что Типография в школе - уникальная, революционная педагогическая техника, поскольку это единственное средство реализации активной школы труда".

Это, может быть, единственное свидетельство такого рода, написанное при трагических обстоятельствах (в тот же самый момент другой товарищ, Антонио Бенайгес был убит в своем классе), позволяет оценить то значение, которое придавалось типографии в школе, осмыслению целей, интуитивному ощущению возможности раскрепостить ребенка и, как следствие, раскрепостить человека.

Однако есть одна опасность: то, что еще вчера было запрещено, не должно стать сегодня, строго говоря, обязательным или даже настоятельно рекомендуемым. Ничто не может помешать неофиту, обращенному в новую веру, предать дух типографии в школе - в силу недопонимания или чрезмерного усердия. Здесь мы лишний раз обнаруживаем двойственность газеты в школе. Она может причиной или поводом для радикального изменения взгляда на ребенка, если деятельность учителя не направлена лишь на имитацию, на восторженное копирование взрослых газет. Последнее сродни обряду инициации, не лишенному, однако, привлекательности, где изобретательность ребенка, его возможности мыслить и действовать в рамках коллективно распределенной деятельности в классе заметно уменьшаются. И чтобы избежать подобных ошибок, Френе предлагает разворачивать процесс поэтапно.

МЕСТО ШКОЛЬНЫХ ПРОГРАММ

"…Нельзя насильно и резко менять методику работы в школе - так можно наделать много грубых ошибок. Лучше вводить новые элементы постепенно.

Например, мы не ставим целью исключить из употребления учебники. Поскольку, если в ваших руках еще нет методики, которая позволит заменить их, в классе начнется неразбериха, бесполезная для учеников, да и для всего нашего движения. Но мы говорим: используйте печатный станок в школе, создавайте и пополняйте школьную картотеку, попробуйте использовать метод конференций. Постепенно вы почувствуете преимущества нашей живой методики над методикой использования учебников, а затем и их бесполезность… Вы будете использовать их все реже и реже, и в один прекрасный день заметите, что и вовсе перестали ими пользоваться…

…Итак, придерживайтесь правила: не разрушать имеющееся до того, как построите новое. Вводите в класс новые средства постепенно. И затем, шаг за шагом, следуйте нашим методическим указаниям. Желаемая революция совершится так, что ученики и школа пострадают в наименьшей степени от этих изменений" [42].

Для Френе очевидно, что рекомендации, разработанные в порядке эксперимента, должны превратиться в новые обязательные инструкции: "Министерские инструкции для нас больше, чем просто поддержка. Они имеют право быть, они должны быть нашей настольной книгой.

Они дают разъяснения как целиком, так и по отдельным пунктам программы о той деятельности, которую мы настойчиво, с упорством вели в течение вот уже 15 лет. Тем, кто иногда сомневается в искренности нашего порыва, они доказывают, что мы на верном пути, что мы не свернем с него, и что будущее покажет справедливость наших концепций. Несомненно одно: всегда нелегко быть первопроходцем" [43].

Несколько странная аргументация, поскольку Френе, считая себя "на верном пути", приводит в качестве доказательства тот факт, что министерские инструкции дают ему разъяснения!.. Вся эта противоречивость движения Френе заключается в стремлении, с одной стороны, "быть первопроходцем", а с другой - быть признанным официальными структурами управления образованием. Вторая мировая война приостановила все эти дебаты. Проведя некоторое время в заключении, Френе с 1941 г. начинает участвовать в подпольном движении. Всех учителей, так или иначе связанных с Френе, ждала суровая участь. Элиз Френе в своей книге "Рождение народной педагогики" (E.Freinet. Naissance d'une pйdagogie populaire) рассказывает о депортации, об исчезновении учителей на общем фоне "охоты на ведьм", поскольку все, имевшие отношение к печатному станку, типографии, по природе своей вызывали подозрение. В журнале "Л'Едюкатер" от 15 октября 1945 г. в статье, озаглавленной "Приспособиться или умереть", Френе постарается преодолеть весь этот упадок духа, начав заново всю организационную работу.

ШКОЛЬНАЯ ГАЗЕТА И ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА (1951)

Развитие школьных полиграфических средств достигло своего апогея в 1950-е годы, когда качественная техника позволила ребятам выпускать газеты, которые по внешним признакам выглядели, как "настоящие". Но о чем идет речь: об упражнениях в стиле "делай, как взрослые" или о газете, главный редактор которой может быть представлен суду? Другими словами, какова степень ответственности пишущих "журналистов"?

Здесь могут быть высказаны две версии:

- признается, что дети и подростки должны иметь особый статус;

- чтобы школьная газета была настоящей газетой, она должна иметь статус, равный статусу взрослой газеты.

Именно вторую из этих версий всегда защищали инициаторы школьной газеты. Сами юные журналисты приняли позицию, требующую именно полной ответственности [44]. В 1951-53 гг. вопрос о статусе школьных газет оказался предметом обсуждения на парламентских дебатах - поводом для этого стал низкий почтовый тариф, по которому обычно пересылалась пресса и которым воспользовались учителя для обмена школьными газетами между учебными заведениями. Рассмотрим протокол заседания Национального Собрания Франции от 19 декабря 1951 года, в частности, предложение, выдвинутое Ж.-М.Фландреном, чтобы понять, как формулировалась проблема по поводу ситуации со школьными газетами и каковы были истинные цели для педагогов, обратившихся к депутатам с запросом.

Прежде всего, приведем выдержку из выступления самого Ж.-М.Фландрена: "Более пяти тысяч школ (во Франции - Ред.) издают свои газеты. Инспектора, учителя, родители и ученики интересуются этим богатым педагогическим опытом. Уже давно школьные газеты распространяются как периодические издания, и они действительно соответствуют всем тем требованиям, которые позволяют использовать льготные тарифы.

Однако мы оказались в новых условиях, вследствие обязанности, налагаемой на периодические издания, которая состоит в необходимости получения специальной визы в комиссии по делам прессы. Эта комиссия, изучив вопрос, отказывает школьным газетам в выдаче разрешения на льготный тариф по распространению, аргументируя это тем, что данные газеты не отвечают в полной мере всем необходимым условиям для получения такого тарифа.

Национальное собрание уже не первый раз интересуется этим вопросом. Так, на заседании от 20 апреля 1951 г. Национальное собрание, заслушав различные выступления, проголосовала за постановление, принятое, г-н министр, вашим предшественником. Постановление обязывало министра напрямую обратиться за разъяснением к его коллеге - министру почты, телеграфа и телефона, избегая посредничества комиссии по делам прессы.

Однако г-н министр почты, телеграфа и телефона вновь отказал в разрешении, заявив, что школьные газеты не соответствуют условиям статьи 90 Закона о финансах от 16 апреля 1930 г., где говорится, что тарифы на газеты предусмотрены для "публикаций, издаваемых в целях просвещения, образования и информирования публики".

На основании каких полномочий, каких решений - видимо, чисто произвольных - на основании каких критериев было сделано заключение, что школьные газеты не соответствуют требуемым условиям?

В то же время разрешение на льготный тариф было дано изданиям, которые никак не служат делу образования и просвещения, разве что под очень специфическим углом зрения, и которые отнюдь не информируют широкую публику, разве что чрезвычайно курьезным образом. И еще меньше служат они национальным интересам.

Итак, я прошу вас, г-н министр, впредь избегать быстрого вмешательства, которым вы создали недопустимый и опасный прецедент произвола.

Облегчая распространение школьных газет, вы прежде всего защищаете логику и помогаете развитию целой сферы внешкольного творчества, которое, на первый взгляд - впрочем, взгляд поверхностный - может показаться пустой забавой, но которое, на самом деле, является великолепным элементом самых современных педагогических методов" [45].M

Предложение было принято единогласно. Другими словами, начиная с этого момента, можно считать, что школьная газета приравнивается к "публикациям, издаваемым в целях просвещения, образования и информирования публики". И к школьной газете теперь применимы те же законы, что регулируют деятельность большой прессы. Это положение нам представляется фундаментальным, особенно если сопоставить статус школьной газеты во Франции с ее статусом в соседней Федеративной Республике Германии, где действует крайне запутанное законодательство, предусматривающее, в частности, вопросы разрешения конфликтов между различными участниками и партнерами школьной газеты (конфликт между журналистами и руководителем учебного заведения, между журналистами и руководителем редакции, между учениками и "преподавателем-советником" и др.), последовательно прорабатывалось, начиная с 1950-х годов с существенными различиями в разных землях ФРГ. Ничего подобного нет во Франции, где до сих пор действуют единые законы для всей прессы, включая школьную. В 1972 г. состоялось судебное разбирательство по делу лицейской газеты "Хлюп", где на первой полосе была опубликована статья под заголовком "Как за урок взорвать лицей", в которой содержалась ссылка на параграф учебника по химии о нитроглицерине. Суд города Понтуаза принял решение о выплате лицеистами штрафа в размере 500 франков. В тексте решения утверждалось, что журналисты несут ответственность за подстрекательство к разрушению публичных зданий. Независимо от того, насколько справедливым или несправедливым может со стороны показаться это решение, оно заслуживает внимания, как факт признания статуса лицейской газеты и приравнивания его к статусу взрослой газеты. По французскому законодательству для полноправной деятельности школьных газет требуется зарегистрировать издание и выполнить еще несколько формальных действий. Рассмотрим их. Регистрация издания

(из Закона о свободе печати от 29 апреля 1881 г. с поправкой от 25 марта 1953 г.). "Статья 7. До начала выхода любой газеты или другого печатного периодического издания необходимо представить в Прокуратуру Республики заявление, содержащее следующее:

1. Название газеты или другого печатного периодического издания и способ его публикации; 2. Фамилия, имя и адрес руководителя издания (это должен быть совершеннолетний гражданин);

3. Указание типографии, где издание будет печататься.

Об изменении любого из перечисленных условий необходимо уведомить в течение 5 дней. Статья 8. Заявление должно быть подано в письменном виде на гербовой бумаге и подписано руководителем издания. По получении заявления должен быть выдан сертификат".

Рекомендуемый образец заявления для предоставления в Прокуратуру Республики выглядит следующим образом:

"Во исполнение статей 7 и 8 закона от 29 июля 1881 г. (с поправкой от 25 марта 1953 г.): Я, нижеподписавшийся (фамилия, имя, дата и место рождения, домашний адрес, национальность)……………………., пользуясь своими гражданскими и политическими правами, заявляю, как руководитель издания, о намерении выпускать газету под названием……………………………………………….. (указать полное название газеты), которая начнет выходить….. (указать периодичность) и будет печататься в…………….. (указать фамилию, имя и адрес владельца типографии). Составлено в……………………………………… (место, дата)

Подпись

Обязательная рассылка

"Все газеты и другие печатные периодические издания должны выполнить ряд обязанностей, обычно именуемых "обязательная рассылка". Она включает в себя несколько формальностей. Это:

1. Обязательная рассылка в собственном значении слова.

Она регулируется актом, называемым "Закон от 21 июня 1943 г"., и касается всех без исключения печатных изданий. Она обязывает типографию (статья 5 упомянутого закона) направить два экземпляра издания в Национальную библиотеку или в одну из публичных библиотек; она также обязывает издателя (статья 8) направить один экземпляр издания в местную префектуру и четыре экземпляра - в Национальную библиотеку.

2. Административная рассылка.

Она вытекает из статьи 10 Закона от 29 июля 1881 г., параграфов 2 и 3, измененных Законом о финансах от 31 декабря 1945 г., статья 150. Данная рассылка касается только газет и других печатных периодических изданий. Она вменяется в обязанность руководителю издания и предполагает рассылку: а) 2-х подписанных экземпляров в Прокуратуру Республики или в мэрию по месту нахождения издания в тех населенных пунктах, где нет судов малой инстанции. б) 10-ти экземпляров в Министерство информации для изданий, выпускаемых в департаментах: Париж, О-де-Сен, Сен-Сен-Дени, Валь-де-Марн, а в случае других департаментов - в префектуру, суперпрефектуру или мэрию в тех городах, которые не являются административными центрами департаментов или округов. Это число экземпляров временно уменьшено до 6-ти для изданий, выходящих по меньшей мере раз в неделю, и 4-х - для остальных.

С точки зрения применимости положения о почтовых тарифах к "газетам и другим печатным периодическим изданиям" относятся публикации, издаваемые в целях просвещения, образования и информирования публики.

Эти издания должны выполнять следующие условия:

1. выходить регулярно; время между выходами двух следующих друг за другом номеров не должно превышать трех месяцев;

2. выполнять требования Закона о печати;

3. получить специальный сертификат, выдаваемый Паритетной комиссией изданий и информационных агентств, предусмотренный декретом от 25 марта 1950 года;

4. быть предварительно зарегистрированными в департаментальном управлении почты и телекоммуникаций, которому подчинено почтовое отделение, указанное издателем для обеспечения рассылки. Эта регистрация осуществляется бесплатно.

Статья D.19

"Льготным тарифом пользуются школьные газеты, издаваемые под руководством учителей в целях воспитания детей и информирования о жизни школы родителей и учащихся, а также другие учебные заведения, с которыми осуществляется обмен изданиями".

Следует отметить, что выполнить все требования этого документа довольно затруднительно. Этим объясняется тот факт, что большая часть этих требований вообще не выполняется. На практике чаще всего руководители издания передают один экземпляр в мэрию (в частности, в случае газет начальных классов) и один экземпляр инспектору в управление народного образования департамента.

Установившаяся традиция позволила также сохранить несколько десятков этих газет в городе Кане, в Кооперативном институте современной школы (Institut coopйratif de l'йcole moderne), поскольку был принят специальный закон, разрешающий распространять школьные газеты, издаваемые по методике Френе (закон 50.60 от 3 февраля 1953 года, Journal officiel от 4 февраля 1953 года, стр.1061-1062, статья 4:

"Льготный почтовый тариф, предусмотренный статьей 90 Закона о финансах от 16 апреля 1930 г. в пользу газет и других печатных периодических изданий, публикуемых в целях просвещения, образования и информирования публики, может быть применен к школьным публикациям, предназначенным для школ, семей школьников и педагогической общественности".

Почтовые тарифы, распространение периодических изданий

"Статья D.18 - (Кодекс почты и телекоммуникаций) "Газеты и другие печатные периодические издания пользуются специальным тарифом".

Для регистрации школьной газеты в Паритетной комиссии изданий и информационных агентств необходимо запросить специальный формуляр в Кооперативном институте современной школы в городе Кане и заполнить этот формуляр, чтобы получить номер "школьного периодического издания". Затем надо подать заявление в департаментальное управление почты, предоставив следующие сведения: название; школа; фамилия, имя и адрес руководителя; периодичность выхода издания; дата регистрации издания в Прокуратуре Республики; дата и номер выпуска школьного периодического издания; номер почтового отделения отправки (нельзя менять почтовое отделение без специального разрешения местного управления почты и телекоммуникаций). К заявлению необходимо приложить копию сертификата Паритетной комиссии изданий и информационных агентств.

Обязательные атрибуты обложки периодического издания - Название, периодичность, номер и дата выхода, фамилия и имя руководителя, адрес школы, цена.

- Номер "школьного периодического издания".

В таком случае - хотя это и необязательно - на обложке выставляется надпись "Педагогика Френе", помещаемая рядом с номером периодического издания.

Условия отправки

"Каждый экземпляр, имеющий вышеуказанные атрибуты обложки, может быть отправлен простой бандеролью или письмом. На бандероли или конверте письма необходимо поместить атрибуты обложки. Добавить надпись: "хранение на месте". Оформить пятидесятипроцентную скидку (обычно этот тариф распространяется на одновременную пересылку более 100 экземпляров, но в случае школьных периодических изданий, как правило, принимается и меньшее число, поскольку они крайне редко выпускаются таким тиражом)".

Изменения

"Если меняется руководитель издания, необходимо уведомить об этом Прокуратуру Республики и почту. Если меняется название издания, то все следует начинать сначала, поскольку для администрации это будет новое издание".

Итак, законодательство приравнивает школьную газету к газете или другому печатному периодическому изданию, публикуемых с целью просвещения, образования и информирования публики. Дебаты 1950-х годов по-прежнему актуальны - с тех пор в этом плане ничего не изменилось. Поэтому нам представляется своевременным показать развитие данного законодательства именно в историческом контексте - оно есть следствие движения идей - нежели рассматривать его обособленно, в качестве самостоятельного предмета изучения. И все потому, что движение издателей школьных газет было достаточно широко распространено и хорошо структурировано, начиная с 1950-х гг. Это сыграло немаловажную роль для того, чтобы в дальнейшем газета, выпускаемая школьниками, стала элементом коммуникации между детьми и взрослыми.

ЗНАЧЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ ЗА ТИПОГРАФИЮ В ШКОЛЕ

Если до 50-х годов было невозможно исследовать проблемы школьных газет и использование печатного станка в школе без постоянных ссылок на движение Френе и на работы автора книги "Школьная газета" ("Journal scolaire"), то в период с 1950 г. по 1960 г. намечается поворот к более широкому признанию школьной газеты. Все более и более многочисленные эксперименты разворачиваются вне Кооперативного института современной школы. Многие учителя, вдохновившись опытом Френе, однако, не входя формально в какие-то бы ни было движения, начинают выпускать газеты просто потому, что это эффективное средство для создания коммуникационного канала взаимодействия школы с ее социальным окружением. В 1972 г. Ф.Делеам предлагает провести анкету "Пятьдесят лет после Ле-Бар-сюр-Лу". 186 собранных им ответов позволяют воссоздать детальную картину состояния школьной прессы. Общая тенденция такова: письменная речь, наряду с устной, по-прежнему представляет ценность, а печатная страница "сохраняет свое богатство и величие". Таким образом, школьная газета остается актуальной, несмотря на развитие других методик обучения и воспитания, а также возникновения новых средств коммуникации: "Школьная газета - это более, чем простое средство мотивации; она стала средством информации, поддержкой творчества, движением мысли, инструментом для выражения мнения… т.е. настоящим помощником школы в том, чтобы сделать ее открытой современному миру" [46].

Приведем два замечания, высказанные по поводу актуальности школьной газеты:

- "Печатное слово имеет более весомый характер по сравнению с преходящим, мимолетным характером других средств коммуникации. Печатная страница остается перед глазами. Условие: качество, подача, содержание… Типография сохраняет ремесленный характер, близкий к тому, чтобы придать результату индивидуальной или коллективной работы что-то вроде авторского клейма, гарантирующего высокое качество" (Бианкарелли, г.Порто-Веккьо). :

- "Ребенок, текст которого напечатан, переполнен гордостью. Печатный станок (или лимограф) имеет большую ценность. Здесь дети работают не для отметки в дневнике. То, что они делают, будет распространяться и будет прочитано. Отсюда гордость и желание делать лучше" (Бакле, г.Фер-ан-Тарденуа). :

Ф.Делеам так обобщает результаты исследования ценности печатного станка в школе: "Все, кто использует типографию в школе, высоко ценят те преимущества, которые она предоставляет ребенку. Она необходима для обучения навыкам чтения через разделение слов на составляющие, на слоги. Она помогает освоить орфографию. Она обучает пунктуации, этому способу отделить одну мысль от другой. Составление текста формирует умение расположить материал в пространстве, а также такие качества, как старательность, внимание, вкус, трудолюбие и настойчивость. Этому же способствует и макетирование. Поскольку дети работают в группе, им необходимо время от времени проявлять инициативу, чтобы суметь сорганизоваться. Результат: из их рук выходят живые страницы, интересные для всех окружающих. Ремесленная работа соединила опыт ручного труда и интеллектуальное развитие" (L'imprimerie а l'йcole, cinquante ans aprиs Bar-sur-Loup// L'Educateur, № 14, 1er avril 1972, p.11.). Учителя отмечают, что дети любят буковки-литеры ("трогают их, составляют из них слова, придумывают свои сочетания") и всякий раз подчеркивают достижение качества работы - формирование ловкости, координации движений (терапевтический эффект в случае нервозности, дислексии). Мадам Гамбар из города Сен-Лон-ле-Мин оценивает типографию, как "фундаментальное средство для развития детей-дебилов, детей-инвалидов или детей асоциального поведения. Триада - цвет, прессовка, разделение труда - часто позволяет детям организовывать деятельность безо всякой помощи учителя. Это великолепно работающая мастерская, без ссор и выяснения отношений, где легко изменить роли участников процесса". В анкете Ф.Делеама предлагалось также дать советы практиков по усовершенствованию техники. Поражает обилие предложений (держатель верстатки с зеркалом, увеличение ставневого пресса печатного станка через удлинение рычага между осью деревянной рукоятки и осью ставня, изобретение сушильного башмака для укладывания в стопки отпечатанных листов) и фантазия школьных печатников. Печатный станок - это магическое орудие, необходимое всем тем, кто его испробовал хоть раз. Вот как выражает эту мысль в заключение опросника один учитель, Роже Крузе: "Школьная газета, наша школьная газета - мы привязаны к ней, потому что делаем ее своими руками, все вместе, дети и взрослые. И именно в этом, на мой взгляд, ее глубокий смысл, ее великая педагогическая сила. Это - социализирующий аспект нашей техники, ведь составление газеты требует усилий четырех-пяти человек, создание тиража - усилий трех-четырех человек; в результате - можно охватить практически всех… Это настоящий человеческий труд с осязаемым результатом; если работа сделана кое-как, то это сразу будет заметно. Это еще и коллективный труд: если кто-то схалтурит, то это сразу же скажется на результате. Я думаю, что в случае школьной газеты все происходит так же, как и в случае любого другого большого дела, организуемого взрослыми вместе с детьми. Всегда надо надеяться на успех, стараться, а остальное придет, и все трудности будут преодолены" (L'imprimerie а l'йcole, cinquante ans aprиs Bar-sur-Loup// L'Educateur, № 14, 1er avril 1972, p.40.).

КОНЕЦ ЭПОХИ ШКОЛЬНЫХ ТИПОГРАФИЙ

Пыл нескольких сот учителей, использующих печатный станок в школе, мало что меняет: на фоне профессиональных изменений, связанных с технологическим прогрессом, школьная газета, выпущенная в школьной типографии, выглядит сегодня безнадежно устаревшим средством. В ноябре 1975 г. Мишель-Эдуар Бертран подвел итог в специальном номере журнала движения Френе "Текник де ви", посвященном школьным газетам. Будучи ответственным за публикацию "Рабочих библиотек" - брошюрок объемом примерно в 30 страниц, затрагивающих разнообразные темы современного движения и полученных на основе анкет, проводимых ребятами в своих школьных газетах - М.-Э.Бертран высказывает следующее суждение: "Принимая 500-600 газет в год, невозможно запомнить каждую! Среди них примерно треть представляет собой нечто совершенно обыденное, посредственное, преходящее, скорее, обрядовое, банальное. В этой части имеется множество "аббераций", дефектов, т.е. газет, которые практически невозможно прочесть из-за технического брака, выпускаемых на листах разного формата (один лист - одного размера, другой из той же газеты - совершенно другого), иллюстрированных "рисунками различных марок шоколада или картинок нравоучительного, катехизисного порядка… Все это - результат использования плохой техники печати и наивное пренебрежение, несомненно, благими пожеланиями учителя" [47] .

Среди остальных двух третей, более или менее достойных упоминания, можно заметить, что некоторые, "очень красивые", сделаны с помощью лимографа. Подборка позволяет проследить довольно часто встречающийся вариант эволюции газеты, выпускаемой сначала с помощью влажного камня, затем лимографа ("Изображение хотя и черно-белое, зато "читабельное"), и наконец, типографского станка с различными типографическими экспериментами. Тенденция использовать большой формат (21х29,7 см) подтверждает, что те, кто осмелился перейти к нему от меньшего (13,5х21 см), "несомненно были чувствительны к проблемам школьной газеты, ибо они заранее продумывали единство формы, содержания, способа подачи и роли этого средства" (Techniques de vie, № 17, novembre 1975, p.8, ed.CEL).

Но что касается четкости изображения, складывается впечатление, что эпоха печатного станка заканчивается.

В качестве примера возьмем проблему нанесения типографской краски: М.-Э.Бертран рекомендует всем уменьшить вдвое расход типографской краски. Почему? "В печатной, или точнее, в типографской мастерской - и это что-то вроде приобретенного рефлекса - всегда кладут краску в избытке (при офсетном способе, напротив, краску разводят водой). Другая серьезная проблема: выбор бумаги. Бумага не подходит - добавляют краски!"

Сегодня существуют другие способы печати: офсет, гелиография, ротапринт и т.д. Собственно типографский способ - теперь наименее употребляемый в профессиональной сфере: потому производители бумаги больше не продают или почти не продают бумагу для печатания типографским способом. Теперь поставляют тонкую, гладкую бумагу в рулонах, которая пригодна и для скоростной ротапринтной печати, и для офсета.

И лишь с большим трудом сейчас можно разыскать бумагу, пригодную для типографского способа печати. Конечно, Кооператив светского обучения (КСО) предлагает эту бумагу в своих каталогах. Но что можно сказать о способе печати, инфраструктура которого, в целом, достаточно слаба? Бумагу эту можно найти редко. КСО заказывает ее специально в подходящем формате. Но как только она исчезнет, эпоха школьных типографий закончится. Ей на смену приходят другие технические средства, в частности, "Макинтош"16 и телематические газеты17 или еще школьные радиостудии (как вариант газеты устной).

КАК ЭВОЛЮЦИОНИРУЮТ ШКОЛЬНЫЕ ГАЗЕТЫ?

Существующие оценки противоречивы. Уменьшается ли значимость чтения? Может быть. А если экран приходит на помощь печатному слову?

"Людей молодых и совсем юных притягивает информатика", - объясняет Жак Ламбер, - "и прежде, чем замкнуть обучение на компьютер, надо научиться использовать все разнообразие применения этой техники. Школьная газета, изготовляемая на компьютере, может быть отличным решением проблемы в будущем" (Ouest-France, 14 avril, 1988).

Поэтому уже сейчас необходимо начинать кампанию по созданию условий для производства информации юными. На этих позициях стоит Фернанд Ланда, сотрудница КЛЕМИ, которая в своей статье, посвященной эволюции школьных газет, пишет следующее: "В школьных газетах всегда есть юные журналисты, которые с упоением пишут лишь о жизни класса, но общие тенденции развития прессы, реклама, увеличение доли графических элементов делают ребят более требовательными. Они хотят делать "настоящую газету". И это заставляет пересмотреть как "содержимое", так и "содержащее". К подстрекательству средств массовой информации, возможно, также добавляется эволюция самовыражения детей: в нашем жестком обществе, основанном на постоянной конкуренции, человек дважды подумает, прежде чем раскрыть состояние своей души. Содержательное самовыражение рискует быть стерилизовано новизной и заботой о форме. Время, уделяемое газете в классе, всегда было моментом ремесленнического счастья, одним из тех редких моментов, когда ребенок, подросток может изготовить свой собственный продукт. Профессиональная техника ввела в класс идею макета, эскиза. Введение в обиход копировальной техники, доступ к пишущим машинкам, лучшие модели которых предоставляют возможность выбора шрифтов - от элегантного италика до крупных шрифтов для заголовков и меньших для объявлений - все эти достижения позволяют произвести продукт, качество которого уже не допускает незамысловатой аляпистости. Развитие коммуникативной техники, очевидно, подталкивает учителя открыть свой класс прессе, информации. Взять интервью у ответственного лица из "СОС Расизм"18… Интервьюировать или редактировать - почему бы и нет? Писать для настоящего читателя, значит, открыть неожиданные потребности в письменном творчестве.

Это понимание различных форм письменного языка. Ясно, что даже составление маленького объявления не допускает неточности - ведь недостаточно сказать, что некто хочет обменять кассеты… к этому необходимо добавить массу уточнений, если хочешь получить ответ - какие кассеты, каковы условия обмена. Написанное приобретает полезность. Анализ газетной заметки, информационного сообщения приводит, на новом витке, к традиционной схеме редактирования. Прежде всего, надо выделить главное, потому что читатель газеты всегда торопится… Прямые контакты с профессиональными журналистами, издателями позволят открыть детям различия между выпуском печатного издания и его распространением. Газета - продукт коллективного труда. Ее форма и содержание разрабатываются на редакционном совете, где нужно определиться в непростом выборе с учетом размещения материалов на пространстве полос. Необходим бюджет. В придачу к деньгам, выделяемым проектом ПАЕ19, не поискать ли денег на стороне, у местных коммерсантов и предпринимателей? Именно так поступили в Бурже, и редакция газеты "Болтунишка из Жибжонка" смогла продолжать выпускать и бесплатно распространять свои номера на 12 страницах, благодаря рекламе!

Газета, более ясно осознающая своего читателя, более открыта для новых партнеров. Соблюдается строгий ритм выхода. Так, "Ланжевенская Газета" из города Авьона, что находится близ Лилля, выходит регулярно раз в неделю, информируя читателей коллежа и своего ближайшего квартала. А газета "Полевой цветок" из окрестностей Ниццы, выпускается ежедневно, сообщая о жизни класса и его проектах…

Приняв во внимание строгие эстетические требования, вызванные конкуренцией в средствах массовой информации, школьная газета вплотную приблизилась к компьютеру. Вплотную приблизилась? Да нет: "Мы уже написали несколько простых программ на Бейсике, помогающих издавать газету… Поскольку у нас не хватает денег на покупку профессиональных программных пакетов, мы используем на нашем "Макинтоше", в основном, простейшие редакторы - текстовый и графический" (выдержка из газеты "Малиновка", г.Карос). Маленький экран, мерцающий теперь во многих классах, значительно облегчает макетирование - задача, которая, безусловно, очень сильно зависит от имеющихся в распоряжении информационно-технических возможностей - программного обеспечения, печатающих устройств - это позволяет осуществить быстрое нахождение конкретных вариантов на экране и быстро внести необходимые исправления. Затем принтер выводит текст в выбранной форме с выверенным расположением колонок и титров - остается лишь разрезать напечатанное и собрать макет. Но наверное, последним словом в развитии этого направления является телекоммуникационная газета. В коллеже Барбе в Бордо один из классов выпустил № 16 газеты Телемедиатеки20 Регионального центра педагогической документации (Centre Rйgional de la Documentation Pйdagogique - CRDP). И вновь приятная игра на клавиатуре наталкивается на ограничения: экран "Минителя"21 и школа. Редактирование платежной ведомости - занятие малозанимательное: 12 строк из 25 позиций. После получения информации все здесь доставляет удовольствие: надо просчитать поля и пробелы, перенос слов, расположение текста на странице. "Читабельность" вписывается в непосредственную приемлемую реальность, зависящую как от корректности текста, так и от визуальной эстетики. Но прежде чем успех будет достигнут, необходима обычная верстка печатного текста, исправление ошибок. Экран и здесь приходит на помощь. Визуализация помогает увидеть все оплошности, однако, возможность их исправить, не оставляя и малейшего следа ошибки, приводит к тому, что все это воспринимается как малозначимое происшествие, фактически исключающее чувство субъективной вины - исправление превращается в естественный конструктивный элемент. Постоянно напряженное внимание приводит к увеличению скорости чтения, более эффективного, более прагматичного. Есть и другие факторы, способствующие изменению отношений между обучающими и обучаемыми: быстрая природная приспосабливаемость детей к новинкам техники заставляет взрослого пересмотреть свою роль в педагогическом процессе и более глубоко осмыслить концептуальные основания своей деятельности… Благодаря развитию техники, газета еще остается - и видимо, надолго - педагогическим орудием выбора, а также средством открытости, неформального литературного и журналистского творчества и возможностью для ребенка, осознавшего жесткую дисциплину производства, найти свою дорогу в нужном потоке различных средств коммуникации".

Статья Фернанд Ланда появилась в бюллетене Академической комиссии культурных акций (Comission acadйmique d'action culturelle) при Региональном центре педагогической документации города Кретей в апреле 1986 года.

Школьная газета, какими бы путями ни шло ее развитие, несомненно, остается магическим орудием!

[назад]

© ЮНПРЕСС 2001-2014
Разработка: ЮНПРЕСС
Главный консультант: Александр Школьник
Техническая поддержка: Михаил Пьяных
Дизайн и веб-мастеринг: Наталья Жукова
Использование материалов портала разрешается с активной ссылкой на Мультипортал ЮНПРЕСС
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № 77-4390 от 19.02.2001 г. Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникации.
Нарушение законодательства РФ о СМИ влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством РФ
The present Certificate is given according to the Law of the Russian Federation from December, 27, 1991 аbout mass media.
Infringement of the legislation of the Russian Federation about mass media attracts criminal, administrative, disciplinary or other responsibility according to the legislation of the Russian Federation.