Официальный сайт Молодежного Творческого объединения ЮНПРЕСС и Лиги юных журналистов Российской Федерации
Мультипортал ЮНПРЕСС создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
О портале | О ЮНПРЕСС | YNPRESS | О Лиге юных журналистов РФ | League of young journalists of Russia
:: Скачайте
Download RealPlayer Для просмотра видеопрограмм и прослушивания аудиофайлов портала скачайте эту бесплатную программу.
:: Наш опрос
Чья информация сегодня полезна и актуальна для тебя?
от друзей
от родителей
из ТВ и радио
из интернета
из газет и журналов
я сам(а) информация!
:: Рассылка
Новостная лента ЮНПРЕСС
Подписаться на рассылку:
:: Наши партнеры
Мощные компьютерные технологии Всероссийский детский центр ОРЛЁНОК Джинсовые мальчики -полная история любви и разочарования, создания и разрушения! Международный фестиваль юношеских СМИ 'Волжские встречи' Компания Kodak

Искать кино


:: Рейтингование
Rambler's Top100
Rambler's Top100
ђ ббл«Є  'Ќ®ў®бв­ п «Ґ­в  ћЌЏђ…‘‘' AllBest.Ru
:: Наша кнопка
Мультипортал ЮНПРЕСС - молодежное информационное пространство
Если наш сайт Вам понравился, и вы хотите разместить нашу кнопку у себя на странице, код кнопки выглядит следующим образом:
www.ynpress.ru » Методбиблиотека ЮНПРЕСС » Глава 2 ЛИЦЕЙСКИЕ ГАЗЕТЫ: ПЛАНЫ И ВОПЛОЩЕНИЕ
Глава 2 ЛИЦЕЙСКИЕ ГАЗЕТЫ: ПЛАНЫ И ВОПЛОЩЕНИЕ
Глава 1 ШКОЛЬНАЯ ГАЗЕТА: ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАНИЯ (весь текст...)

Глава 2 ЛИЦЕЙСКИЕ ГАЗЕТЫ: ПЛАНЫ И ВОПЛОЩЕНИЕ (весь текст...)

Глава 3 ГАЗЕТА КАК ИНСТРУМЕНТ ДИАЛОГА СО ВЗРОСЛЫМИ РОДИТЕЛИ: ОЗАДАЧЕННОСТЬ ИЛИ ПАРТНЕРСТВО? (весь текст...)

Примечания автора К ВСТУПЛЕНИЮ, ГЛАВАМ 1,2,3 (весь текст...)

Януш Корчак О ШКОЛЬНОЙ ГАЗЕТЕ (весь текст...)

Жак Гонне КАК ИЗДАВАТЬ ГАЗЕТУ: ПРАКТИЧЕСКИЕ СОВЕТЫ. КАКАЯ ГАЗЕТА? ДЛЯ КОГО? КАК? (весь текст...)

Примечания ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ. СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ЖАКА ГОННЕ(весь текст...)

КТО ОНИ, ЮНЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ?

Как результаты различных исследований, так и мнения взрослых о молодёжи "вообще", не должны заставить нас забыть о том, что молодежь - далеко не однородное множество, что в нем существуют многочисленные слои. Так кто же они, лицейские журналисты? Среди них, разумеется, есть "дети из приличных семей", порвавшие со своей буржуазной средой. Они-то как раз составляют большинство среди тех, кто открыто выражает своё недовольство лицеем и царящими там порядками, так как этот своеобразный "инкубатор", в котором "куются будущие кадровые работники", вызывает у них "аллергию". Есть среди них и выходцы из народной среды, которые всегда воспринимали школу как средство, способствующее продвижению вверх по социальной лестнице. Наверное, есть и такие дети, родители которых принадлежат к среднему классу и которые, как правило, ориентированы в своём поведении на более высокие социальные группы. Довольно трудно ответить на вопрос, каких же подростков больше. Исследование, проведенное в 1976-77 годах по заказу одной телепередачи на основе более 20 лицейских газет, позволило доказать, что вопреки общепринятому мнению, девушки в этих командах более многочисленны, чем юноши (60 девушек и 52 юношей). Но информация об их социальном происхождении оказалась гораздо более труднодоступна. Подростки, и это, пожалуй, стоит отметить особо, чаще всего отказываются отвечать на какие-либо вопросы на эту тему. При этом они всегда с энтузиазмом воспринимают предложение поработать с профессионалом, скажем, для того, чтобы помочь им усовершенствовать их идею издания газеты.

Тем не менее, на основе всех фактов, которые мне удалось собрать, можно с уверенностью утверждать, что большинство юных журналистов составляют дети из средних и высших социальных слоев. Получение более точных сведений затруднительно по многим причинам. Доверительная беседа с подростками, вхождение в доверие, установление взаимопонимания, откровенный обмен мнениями требуют большого количества времени, но только при таких условиях можно выделить и внимательно проанализировать и учесть те исключительные случаи, которые так необходимы, чтобы на фоне случайно проявляющихся фактов выделить характерные и постоянные тенденции.

И если разное социальное происхождение подростков объясняет их весьма несхожее отношение к учебному заведению как к таковому, то желание участвовать в создании газеты, т.е. побуждение к такого рода деятельности (например, жажда власти, желание самоутвердиться или самоопределиться, потребность в коллективном творчестве, постижение смысла существования и т.п.) часто замаскировано и не поддаётся анализу. Но эти факторы добавляют такой параметр измерения к изучаемой нами проблеме, который затрудняет или даже делает невозможной классификацию, упрощающую и объясняющую её. В этом случае следует, однако, подчеркнуть те исключения, которые вообще не стоит принимать во внимание. Речь идёт о газетах, которые имеют непосредственное отношения к политическим организациям взрослых, например к Коммунистической Лиге или Объединённой Социалистической партии. Такие газеты имеют скрытую функцию пропаганды, к которой подавляющее большинство лицеистов относятся крайне отрицательно. Стиль подобных газет, в принципе, легко узнаваем. И не только потому, что они лишены вкуса, оригинальности, и в них отсутствует искренность и "наивность" обычных лицейских газет, но также и потому, что по содержанию они чаще всего инспирированы, т.е. написаны "под диктовку" тех организаций, с которыми они связаны. Эти организованные структуры, как правило, начинают с самого простого - с листовок такого типа: "Что означает право на обучение, если неравенство остаётся основной линией политики правительства в сфере национальной системы образования? Шансы получить высшее образование варьируются от 75% у детей, чьи родители принадлежат к среде профессионалов высокой квалификации в индустриальной сфере, до 8% у детей из рабочей среды", - сообщает листовка движения Коммунистической молодёжи в марте 1972 года, повторяя слово в слово анализ, проведённый еженедельником этой же партии и опубликованный неделей раньше. "Движение лицеистов далеко от того, чтобы быть похожим на взрыв. Скорее его быстротечность можно сравнить с нарывающей болячкой. Но и это свидетельствует о глубоком кризисе буржуазного общества. Понять и объяснить происхождение этого кризиса - вот основная задача революционеров. И сделать это необходимо для того, чтобы предоставить движению лицеистов достойное место в борьбе за социалистическое общество", - читаем мы в другой листовке "Красного Комитета".

Это засилие "политики", борьбы взрослых за власть - в общем-то довольно неприглядно смотрится в молодёжных газетах подобного типа. Чаще всё-таки редколлегия лицейских газет внимательно следит за тем, чтобы акцент в их газетах был сделан на выражение собственно лицейских проблем, на их собственные требования, чтобы газета не становилась бы участником борьбы, в которой лицеисты могут быть только заложниками, так как, если она и касается их, то только мимоходом. Отказ лицеистов от газет такого типа обнажает беспокойство подростков о сохранении собственного "Я", своей индивидуальности, настаивая при этом на необходимости признания обществом своего существования, своей неповторимости, своих требований. Листовка "Фронта освобождения молодёжи", опубликованная в 7О-х годах, выражает эти требования в несколько юмористическом тоне:

"Мы молоды, нас много, мы умеем за себя постоять. Но нам пора научиться терпеть друг друга везде и повсюду и каждый день.

Давайте попробуем улыбаться друг другу в метро и приветствовать друг друга на улицах… Надоели оплеухи, хватит к нам придираться, довольно нас шантажировать!

Мы не боимся возраста, но нам страшно состариться. Это вы, буржуа, вы нас заставляете стареть!

Однако одну вещь стоит прояснить: мы не против стариков, но мы против того, что их сделало старыми. Ведь жить - это не значит выживать!"

Так, благодаря этому обращению к обществу, становится очевидным тот интерес, который проявляется у подростков по отношению к общественным институтам, а особенно к институту школы, а также показательной является частота обращения их к старшим вообще, к преподавателю, к родителям и, в целом, к образу взрослого. Если считать бесспорным факт расслоения молодёжной среды, и если предположить, что те подростки, которые участвуют в создании собственной газеты, не являются исключением из этого правила, то в таком случае настойчивость и постоянство выражения этой заинтересованности вскрывает смысл существования лицейских газет: прежде всего их страницы предоставляют возможность дать ответ, но также - и возможность задать свои собственные вопросы.

ВСПЛЕСК ЛИЦЕЙСКИХ ГАЗЕТ

Новый феномен 6О-7О-х годов заключается в резком увеличении числа ученических газет, появившихся в большинстве европейских стран. До сих пор нет возможности точно ответить на вопрос о том, сколько же их было и есть в настоящее время, т.к. отсутствуют точные данные о том, в каких учебных заведениях они выпускаются, и не организованы архивы. Исключением, пожалуй, является ФРГ. Чтобы хотя бы приблизительно представить себе динамику этого явления во Франции, необходимо, как это сделал Ж.-Л.Беннамья, сослаться на лицейское движение 1968-1973 годов, которое совпало с волнениями народных масс. В те времена проявления активности в обществе были настолько велики, что не было особой необходимости в появлении лицейских газет.

А вот после 1973 года наступает период затишья:

"Мало-помалу лицейские выступления прекращаются; в лицеях начинают понимать, что они ломятся в открытые двери, что им недостает чего-то очень важного, а именно - информации". И в этот период газета уже необходима, так как отвечает потребности в информации, свидетельствует о желании высказаться за изменения в обществе и служит ареной для обмена мнениями между лицеистами. Она позволяет им соотнести свои взгляды на разные проблемы современности с мнением сверстников:

"В настоящее время можно утверждать, что среди лицеистов преобладают пессимистические настроения (под лозунгом "здесь нам нечего делать"), большинство из них чувствуют, что их заманили в ловушку. В самом деле, ситуация такова, что лицеи утратили свое место в общей борьбе. В таком случае лицейская газета представляет собой попытку "создать что-нибудь новенькое", придумать новую форму активной деятельности. Все это представляет собой нечто совершенно отличное от того, что было в 1969-1973 годах, потому что это попытка отойти от каждодневной действительности, от жизненных перипетий с целью дать возможность людям выразить свои чувства, свои мысли. Это и в самом деле что-то совершенно новое, так как является внутренним порывом, тогда как 1969-1973 годы характеризовались внешним проявлением душевного смятения, и это выражалось в разного рода массовых выступлениях" [1]

Первое, что бросается в глаза в диалоге между поколениями, и газеты как раз свидетельствуют об этом, - непонимание: молодое и старое поколения говорят на разных языках: "Я бы хотел их послушать, чтобы понять, но они говорят на языке, который я не понимаю", - так пишет один ученик в газете "Надежда".

Жерар Венсан справедливо полагает, что для того, чтобы понять подростков, нужно прежде всего попытаться расшифровать язык, на котором они говорят: "Анализ содержания высказываний лицеистов (по проективным тестам, сочинениям, интервью и т.п.) наводит нас на мысль о том, что и дети, и взрослые используют подчас совершенно одинаковые слова, вкладывая в них разный смысл, наделяя их совершенно различной "силой" (в поэтическом смысле слова). Лозунг "Сэ-Эр-Эс - Эс-Эс" ("CRS-SS")22 - оригинальное звуковое совпадение - вызывает негодование у старшего поколения, которое было свидетелем, а иногда и непосредственной жертвой фашистского террора. Для отцов - "вдумчивых сторонников левых взглядов" и читателей Маркса - "свобода" означает "выбрать то, что осознано, как необходимое", а вовсе не "принять желаемое за действительное". Рабочему слово "забастовка" напоминает о возможном сокращении заработной платы или даже о потери рабочего места; в представлении его сына "организовать забастовку" означает прервать нормальную работу учебного заведения и попытаться организовать "праздник". Для лицеиста слово "риск" скорее всего, означает вероятность быть исключенным из учебного заведения или просто быть переведенным в другой лицей; для его отца, бывшего участника движения Сопротивления - если он считает себя таковым - "риск" означает вероятность пытки или даже физического уничтожения, а, возможно, и концлагерь. О девальвации слова в некоторых лицейских высказываниях свидетельствует также знаменитый лозунг, известный еще с июня 1968 года: "Довольно действия и слов". Какое-нибудь крепкое непечатное ругательство, расцениваемое взрослыми как смертельное оскорбление, в разговоре подростков используется совершенно запросто, как обычное и не очень сильное бранное словосочетание" [2].

Этот язык существует как система распознавания, узнавания "своих среди чужих", и присутствует буквально на каждой странице школьной прессы, которая служит своего рода лабораторией для выработки нового образа мыслей и новой манеры выражать свои взгляды (это утверждение относится также и к рисункам, помещённым в этих газетах).

Все перечисленные особенности, так же, как и трудности нахождения общего языка между детьми и родителями, лишний раз подтверждают то, что многие социологи пытаются описать как совершенно новое явление: подростки стали в полном смысле слова полноправными действующими лицами в самопроизвольно развертывающейся социальной драме. Ставки в этой игре велики. Согласно Маргарет Мид, мы находимся в беспрецедентной ситуации, которую она называет "префигуративная культура", и это надо иметь в виду, иначе "как и все первопроходцы-колонизаторы, мы упрямо верим в то, что наши дети в конце концов станут похожи на нас… Мы ясно отдаем себе отчет в том, что нам самим пришлось пережить. Но в таком случае следует признать, что у нас нет потомков, а у наших детей нет предков" [3]23. И хотя этот бунт переходного возраста не является неизбежной стадией развития, и большинство поколений не знало его, нам следует в полной мере оценить новизну этого явления. Как отмечает Бруно Беттельгейм:

"В течение многих тысячелетий потомки без труда следуют по пути, проложенным для них старшими поколениями. И основной причиной бунта подростков является тот факт, что общество пытается слишком долгое время задерживать молодое поколение на стадии зависимости от старших - слишком долго, если учесть их раннее половое созревание и ярко выраженное стремление к независимости. В те времена, когда мальчики в 12-14 лет уже начинали самостоятельную жизнь и могли рассчитывать только на себя, а девочки в этом возрасте уже выходили замуж, уже просто не оставалось времени на проявление бунтарских настроений. Это также не характерно для общества с твердыми устоями или для такого общества, где каждый человек с незапамятных времен действует согласно тем священным заветам, которым строго следовали его предки, и никакие изменения не предвидятся" [4]. Учитывая чувствительность подростков, можно предположить, что в этом "предвосхищённом" обществе, где родители будут знакомить своих детей с будущим, которого эти дети не только ещё не знают, но и боятся, и согласно Беттельгейму, уже собрались воедино три основных условия, необходимых для взрыва в среде молодёжи.

"Строгий ошейник предписанных норм и обычаев предков разорван окончательно, Относительное благополучие "общества потребления" позволяет ему обойтись без использования труда детей и подростков, которых, однако, держат в экономической зависимости от старших. Общество настаивает на том, чтобы молодежь воздержалась от сексуальных отношений в постпубертатный период" [5].

Этот трудный вопрос о том, как взрослые умеют навязывать подросткам свой порядок, часто присутствует не только в лицейских, но и школьных газетах.

До тех пор, пока взрослые будут уверены, что понять современную молодежь можно лишь через анализ собственного опыта, вспоминая свою молодость, как это делали родители и учителя прошлых времен, "они будут заблуждаться, - говорит Маргарет Мид, - они не услышат, даже если будут внимательно слушать; они все равно не смогут понять то, что стремится выразить юное поколение" [6].

НАСМЕШКА

В этой проблеме взаимонедопонимания между детьми и взрослыми совершенно не остается пространства для маневров; возможно, это одна из причин того, что школьные и лицейские газеты, выпускаемые подростками 14-16 лет, часто содержат множество насмешек, иронии. Вот как, например, это выразил один мальчик в школьной газете:

Если б птицей я был,
Меня в клетку впихнули б.
Если б вором я был -
За решетку швырнули б.
Если б был я собакой -
На цепь посадили б,
Если б психом я был,
То в дурдом поместили б.
Но не псих я, не вор,
Не собака, не птица.
Я - простой лицеист.
Я обязан учиться
И прилежно зубрить,
Что такое "свобода",
Чтобы не получить
"Пару" под конец года!24
Ален ("Школьная газета", г.Ла-Тур-дю-Пен).

Внутри такого рода общности подростки пытаются установить замысловатые отношения обольщения-отвращения между теми, кто создает эти газеты, и теми, кто их получает: привлекательность оригинального опыта, который стремятся разделить несколько членов редакционной группы. Прежде всего, такое "чтиво" предназначено для подростков же. Почему следовало бы выделить эту группу?

"Потому что "Боф-поколение", - говорят подростки из редакции газеты "Лупа" в Тулузе, - "это миф, и его надо показывать в реальной жизни, а не на фоне декораций; его надо показывать в грандиозной борьбе за солидарность, а не в кипящем волнении лабораторного эксперимента. В каждом лицее, в каждом классе слова и рисунки просят только о возможности проверить себя. Потому что в каждом из нас сидит искатель приключений, авантюрист, легко вступающий в споры со своими "собратьями". Газета "Лупа" была задумана и осуществлена без какой бы то ни было помощи взрослых - нас побудили жажда эксперимента, предпринимательский азарт, желание доказать что-нибудь как другим, так и самим себе, и абсолютное нежелание слышать фразы типа: "боюсь, что не умею писать", "не знаю, до чего это может довести", "это потрясающе"; а также потребность пройти все стадии процесса: от поэзии к продаже через создание макета - каждый на своем месте в совместной работе.

Потому что "Лупа" может быть одним из способов познания жизни, даже если никто из нас не захочет стать журналистом, художником, макетчиком или разносчиком газет. В современном мире, крайне медиатизированном, очень хорошо иметь возможность "наблюдать жизнь через собственную лупу".

Потому что, прежде всего, мы находимся в возрасте страсти…".

Впрочем читатели тоже могут стать участниками. На них смотрят, в зависимости от обстоятельств, либо с симпатией (и тогда вскоре они присоединяются к группе), либо с подозрением, либо с осуждением (если они себя не проявляют).

И конечно, не случайно, обложка газеты "Воспламенимый" № 3 представляет отношения "журналист-читатель" в крайне радикальном варианте ("Эй, придурок-читатель, газета тебя достанет"). Эти отношения любви-ненависти свидетельствуют скорее, о потребности быть прочитанным.

Очевидно, что журналист существует только через взгляд читателя, но то, что добавляется в подростковом возрасте - это стремление дать "подсмотреть" свои наисокровеннейшие секреты: юный журналист, вне всякого сомнения, чаще дает информацию о себе, чем о других. Он обнажает в газете то, что не решается сказать никому.

МОТИВАЦИЯ И ПЛАНЫ: ПЕРЕДОВИЦЫ

Лицейские газеты выражают мысли лишь небольшой социальной группы (лицеистов, создающих свои газеты), но группы, наиболее активной. Не претендуя на то, чтобы считать себя рупором остальных лицеистов, те из них, которые делают эти газеты, демонстрируют частично осознание ситуации среди молодежи вообще. Несомненно лишь то, что здесь проявляется подтверждение права делать газету, писать и распространять свои мысли.

Обычно проекты заявляются, а часто и разрабатываются в передовицах. Юные журналисты концентрируют в нескольких строчках основные идеи: что заставило их выпускать газету, каковы ожидания и надежды. Подростки оказываются между реальностью и мечтой (реальность - это газета, которая существует и которая вырывается из-под принуждения взрослых, мечта - о другом отношении к информации) - то есть, в совершенно необычном для них состоянии. Передовица имеет связь со всем номером. Она не может быть понята иначе, как часть целого, с обязательным продолжением в других частях газеты. Кроме передовицы, большое значение имеет мысль, заложенная в названиях и заголовках. В самом деле, само название лицейской газеты - это ее дыхание. Здесь часто подбирается одно звучное, эффектно произносящееся слово (например, "Тсс!", "Кыш!", "Ба-бах!", "Хлоп!") - такое слово, значение которого тут же легко воспринимается и ассоциируется с какими-то событиями. Часто передовица обыгрывает название газеты, чтобы объяснить намерения редакции. Таким образом, происходят колебания между словами грубыми и изысканными, которые сразу же послужили бы точкой отсчета для дискуссии: "Тур" - почему именно это слово в названии? "Потому что именно так альпинисты или изыскатели называют пирамиду из камней, которая служит меткой, обозначающей их маршрут".

Желание оставить след, найти значение отрочества, этого периода в жизни, который с самого начала обозначен как переходное состояние. И все названия нужны лишь для того, чтобы подтвердить странное влечение-отвращение перед этим, еще не познанным состоянием. Но вскоре они начинают настаивать на изменениях, на эволюции, как на "Указателе на развилке"; это - одновременно и открытая дверь к воображаемому, сдвиг, но уже от этого освоенного ориентира, ставшего "указателем", к иному образу жизни в непознанных местах, который позволяет вырваться из сиюминутной реальности; вскоре это желание забыть повседневную жизнь, которое вызывают названия типа: "Ам'незия" - орфографическая рекомпозиция, ассоциирующаяся со словами "Ам" (Ame, фр.- душа - Ред.) и "амнезия", т.е. с понятиями "душа" и "забвение" - как на часто встречающихся, типичных рисунках - человек в консервной банке, т.е. изолированный от других - которые, как лейтмотив, часто присутствуют в лицейских газетах.

Тем не менее, было бы ошибкой полагать, что все названия имеют только негативный оттенок. Такие названия, как "Радость жизни", "Дверь отворится только тому, кто стучится", "Эмиль", "Открывашка", демонстрируют стремление к открытости, к созиданию, заявляемые на первых же страницах. Но есть и такие названия, в которых наблюдается соединение противоречивых элементов; если заголовок "Открывашка" несет в себе идею открытия/открытости (т.е. выхода из своего "кокона"), то рисунок, иллюстрирующий это название нагромождением распечатанных консервных банок на фоне каких-то неопределенных персонажей, создает тягостное впечатление, обусловленность, от которой трудно избавиться. К тому же, дверь вовсе и не собирается открываться тому, кто в нее стучит. Рисунки на обложке чаще всего показывают людей, в бешенстве захлопывающих дверь и не желающих на самом деле ее открывать.

В этом мире, где они, порой, неистово ищут свой особый смысл, наиболее часто используемое ими оружие - насмешка. Насмешка над рассуждениями взрослых (например, "Лапша на уши", "Подворотня", "Сифилис" и др.), а также насмешка над своими собственными рассуждениями, т.к. часто иллюстрация на первой же странице изображает лицеиста, читающего данную газету чаще всего со скучающим видом или с гомерическим смехом, как будто ее содержание не более, чем грубая шутка. Эта насмешка касается, прежде всего, "высоких принципов" воспитания. "Отречемся от старого" - это наверняка противопоставление некой идее Родины, которая не очень находит отклик у этих юных журналистов25. "Злой волчище" - это отрицание всех известных басен на тему морали с отпечатком страха как, кстати, и "Сидите дома" - разоблачительный заголовок некоторых идей общества. А вот насмешка, приближающаяся по смыслу к акту насилия - в газете "Клыки наружу!" или в другой - "Взорвем-ка!" Пока еще точно не известно, исходит ли агрессивность, скорее, от внешнего мира (клыки наружу - не только для того, чтобы кусать, нападать, но и для того, чтобы защищаться; взорвем-ка! - это выбор внутреннего разрушения в мире, который не признает самовыражения). Здесь мы находим одну из ключевых идей произведений Германа Гессе, влияние которого на молодежь во всем мире в 1970-х годах было столь ощутимо: "Поскольку мир не изменится, мне придется внутренне измениться самому". Но вот что характерно: данный выбор был пережит крайне негативно; потому что такая терминология - взорвать, уничтожить - внушает мысль о тотальном разрушении лицея.

Было бы несправедливо ограничиваться чтением названий этих газет только под таким углом зрения: разумеется, газеты 16-18-летних, прежде всего, стремятся утвердить свое право на существование, и названия часто обращают этот призыв ко взрослым. Но мы уже видели, что некоторые названия, иной раз весьма изысканные, например, "Тур", действуют, скорее, как код посвящения в тайну, как пароль, который позволяет отыскать "братьев по разуму". Эта функция коструктивного приобщения или конструктивной насмешки не так уж и редка. Во втором случае она иногда даже граничит с розыгрышем, издевкой; например, в таких названиях, как "Техлюбомент" или "Куль и бяка"26, где сразу же афишируется стремление запутать след. Итак, "ключа", который бы позволил абсолютно точно понять заголовок лицейской газеты, не существует. Единственное, что возможно - это сформулировать ряд гипотез:
- названия газет, изобретаемые подростками более младшего возраста, чаще представляют собой словесные конструкции, устремленные в будущее ("Радость жизни", "Гипотенуза"; или с намеками на программу действия - "Рука помощи" и т.п.);
- для более старших подростков, наиболее частыми являются названия, происходящие не столько от стремления к внешнему, сколько от насмешки над морализированием, нотациями взрослых: "Лапша на уши", "Злой волчище", "Прозревший крот", "Общипанный аист", "Информашка";

- чем резче газета, тем выше соответствие содержания названию, а если это не удается сразу, то редколлегия не замедлит сменить заголовок, чтобы обнажить скрытый смысл (например, "Чуткое ухо" таким образом превращается в "Лапшу на уши").

Если же название играет роль программного указателя газеты, то тогда только передовица может осведомить нас о сути проекта. Анализ передовиц, хотя и довольно краткий, позволяет обнаружить некоторые закономерности.

ПРАВО НА ДРУГУЮ ИНФОРМАЦИЮ

Прежде всего, пример "другой" информации, принадлежащей лицеистам: "Вот ваша газета "Печная труба". Она открыта для всех, кому есть, что сказать. В обществе, где мы живем, нам нужна другая информации, противостоящая телевидению, радио и газетам. Как раз этим мы и собираемся заняться. Вообще идея издавать газету не оригинальна, но для нас - это новое дело: изо дня в день, перед каждым новым шагом. Наблюдать жизнь редакции, спешку перед выпуском - как это увлекательно" ("Печная труба" № 1).

Информация, создаваемая ребятами. Как подчеркивает автор редакционной статьи газеты "Тур": "Каждый из нас имеет кое-что сказать: это делается потихоньку - человек к человеку, статья к статье, камень к камню. Так и получается группа людей или газета, или тур.

Тур, как пишут в словаре - это небольшая пирамида из камней, сооружаемая альпинистами как ориентир или как метка для обозначения маршрута.

Каждому из нас есть что сказать, что написать, что сделать. Вот где мы с нашей группой, нашей газетой, нашим "туром", даже если толком не знаем, куда все это ведет.

Нам бы хотелось, чтобы последовала реакция на то, что мы пытались сказать. И если появится второй "Тур", может быть, его сделаете вы…" ("Тур" № 1).

Это информация, которая призывает к участию, т.е. к тому, чтобы читатель "открыл глаза", участвовал в собраниях, был бы активным:
"Газета, которую мы предлагаем организовать, должна стать делом всех лицеистов, которые желают творить, самовыражаться, почувствовать себя свободными.

Она должна зависеть только от вас, и потому ваше участие в ее создании - решающий фактор успеха. Мы признаем, что газета содержит значительное число ошибок и неточностей, может быть, несколько больше в техническом плане, чем по содержанию. Также мы просим вас просмотреть газету заинтересованным, но в то же время критическим взглядом. Мы стараемся преследовать ту же цель, что и "Отвязанная утка", выходившая в прошлом году, но с некоторыми изменениями. О месте и времени собрания будет сообщено на стенах лицея. Откройте глаза!" ("Катапульта" № 2).

Самовыражение? Информация? Часто эти два понятия тесно связаны друг с другом: чтобы информировать, надо прежде всего завоевать право на самовыражение: "В лицее все валяют дурака.

Смотрят, разинув рот, как чередой проходят учителя и часы… Наконец, долгожданный звонок. Однако, когда лицеисты "самовыражаются", они говорят примерно так: "Все маются дурью, потому что…" - и на то есть причины. И начинают мечтать о школе, которая бы не была закрыта для всего того, что ежедневно происходит в регионе, в городе, в семье, а также в других классах; о школе, которая бы не была более "Миром тишины", но действительно стала бы открыта жизни.

Итак, в нашей газете "Есть одна загвоздка" мы предлагаем вам небольшой материал о свободе самовыражения и две страницы свободы самовыражения, чтобы возбудить у вас аппетит. Затем, поскольку вы уже вошли во вкус, "Есть одна загвоздка" предложит вам в этом триместре сочное досье о проблемах радиоактивности, которое должно радиоактивизировать ваше пищеварение" ("Есть одна загвоздка").

Но выпускать свою газету означает, прежде всего, установить критическую дистанцию к позиции взрослых относительно информации: "Газета - это потрясающее средство коммуникации. Это - орудие, но она может стать и оружием. Она позволяет - и когда читаешь ее и когда участвуешь в ее создании - обрести и сохранить открытость мысли, без которой личная свобода невозможна. Посмотрите, что делается с людьми, которые целиком отдают себя во власть радио, телевидения, рекламы - они становятся пассивными…

Газета поощряет развитие критического мышления, которое позволяет несколько отстраненно рассмотреть какую-нибудь идею для того, чтобы судить о ней объективно" ("Взорвем-ка!" № 1).Независимость информации всегда отстаивалась молодежью. Поэтому эти газеты и представляются всегда как свободные, не связанные ни с какой политической организацией: "А вот и что-то новенькое в Кондорсе… Стоп… Голос учеников наконец будет услышан… Стоп… Наша газета независима от всех политических и религиозных движений… Стоп… Она собирается стать привилегированным органом общения и способа жизни… Стоп… Типичный номер будет выглядеть примерно так:
- Новости: политические и социальные события, вызывающие реакцию общественного мнения. - Свободная трибуна: здесь вы имеете полное право на слово (даже учителя).
- Досье: углубленный анализ на любую актуальную тему, и если вас это интересует, вам будет предоставлена возможность организовать дебаты.
- Искусство, музыка, кино, свободное самовыражение: календарь всех мероприятий домов молодежи и всех спектаклей в окрестностях; критика недавно появившихся пластинок и фильмов (мы рассчитываем на то, что вы выразите свое мнение).
- Разное: все то, что касается внутренней жизни лицея, а также разные объявления и анонсы" ("Прозревший крот").
Большинство передовиц содержит призывы к читателям присылать материалы для публикаций. В самом деле, чтобы жить, газета должна публиковать статьи. Или часто маленькая команда, выпускающая газету, делает все сама… Но складывается впечатление, что эти просьбы прислать статьи выполняют иную функцию, а именно: узаконить газету, придать ей представительную силу:

"Мы вас поняли! Мы знаем, какова ваша горячо желаемая цель - ваше непреодолимое стремление принять участие в жизни газеты оказывает нам честь. К перу, граждане! За свободную утку!27

У секретаря есть специально заведенная для вас папка, куда вы можете положить свои статьи, многочисленные и разнообразные.

Наши правила вполне демократичны. Так, группа из трех девчонок и трех парней, обновляемая для каждого номера, должна координировать создание самого дорого, что у нас есть - "Указателя на развилке".

О наших ближайших заседаниях вы узнаете из объявлений. Примите в них участие. Туда, на равных основаниях, будут также допущены собаки и взрослые.

Лицеистки и лицеисты! Возьмите жизнь в свои руки и смотрите вперед, на колеблющуюся вдали линию "Волнующего удовольствия"!" ("Указатель на развилке").

Итак, все юноши и девушки должны суметь найти свою "нишу", возможность писать, обмениваться мыслями в "настоящем" месте встречи:
"Всем известно, что газета издается, чтобы информировать, и что делают ее журналисты. Следовательно, в такой газете каждый имеет возможность написать статью на любую тему. Значит, благодаря этой газете, у вас появится возможность высказаться и обнародовать свое мнение по любой проблеме безо всякого опасения.

Разнообразные клубы расскажут о своей деятельности, поэты смогут проявить свои таланты, художники принесут свои рисунки, юмористы развеселят нас своими шутками. Каждый здесь найдет себе место.

Таким образом, наша газета может стать местом встречи различных идей, так же, как и полем всевозможных дискуссий.

Мы думаем, что такая газета необходима каждому лицею; это, может быть, единственное средство контакта между нами, а значит, для нашей газеты найдется место в этом учебном заведении. Но она не сможет выжить без вашей помощи.

Этот номер смог выйти, благодаря доброй воле нескольких "зеленых журналистов", но эти "зеленые журналисты" пришли к финишу, сильно запыхавшись, и потому эстафету для следующего номера они передают вам" ("Цепной школяр").

Идеал этой "зыбкой информации"? Газета станет элементом повседневной жизни этого учреждения:
"Идеал будет заключаться в том, чтобы "Ам'незия" стала элементом, включенным в жизнь школы, средством коммуникации среди 1400 школяров, которые каждый день проводят вместе 8 часов. Поэтому участвуйте в ней, реагируя на любые события. Это значит, что вы должны проводить дни и ночи, готовя статьи - в конце концов, вас не просят совершить что-то грандиозное!" ("Ам'незия").
Самовыражение - информация - мнение. Последнее понятие часто проявляется в виде требования:

"Мы хотим, чтобы ребята присылали нам статьи, соглашаясь или не соглашаясь с теми, кто защищает ОПР28, марксизм, консерватизм, мотогонки, армию, анархию, созерцание… пусть выскажут то, что думают, чтобы мы подискутировали, пусть расскажут об этом другим. Вот газета мнений, и она может жить только вместе с вами, с вашими идеями, с вашими статьями, благодаря корзине писем, благодаря нашим размышлениям. Не надо "отворачиваться, надеясь, что вас не увидят" ("Лапша на уши").

И если в 15 лет они размышляют, может быть, только из-за невозможности изменить мир, то при этом наверняка изменяются сами, потому что образ мира взрослых (привычки, информация, поверхностность) для них остаются неясными:
"Что еще привнесет в школу эта газета? Все пока пребывают в полной спячке или же говорят себе, что он здесь, чтобы сдать экзамены на бакалавра29, а после они будут свободны. Но ведь это самообман, и к тому же немалый! Потом - все то же самое: надо искать работенку, надо ишачить, чтобы заработать бабки. Конечно, бывают и очень интересные профессии, но теперь такое встречается редко. Нужно немедленно постараться жить свободно, не обезличиваться и больше не делать ничего - и это возможно. Что сейчас происходит в школе? Как обычно - ничего!

Эта проклятая привычка прорывается повсюду. Потом, вот увидишь, когда получишь бакалавра, только и останется, что ишачить, зарабатывать бабки, делать детей, смотреть телик, чтобы помогать себе думать, голосовать, гонять на своей тачке… Как будто нет, по крайней мере, проблем совести, выбора, размышлений - все как обычно. Поверхностная активность разрушает всю внутреннюю жизнь, всю сущность человека" ("Лапша на уши").

Но газеты редко ограничиваются лишь констатацией этого факта. Газета - это своего рода проект, план, в данном случае - план изменения жизни.

ИЗМЕНИТЬ ЖИЗНЬ

Изменить жизнь значит - бороться, сражаться. Прежде всего, на основании свидетельств происходит осознание необходимости выразить протест, осудить несправедливость: "Нас - миллионы, и существующие ныне социальные барьеры ежедневно наталкивают нас на одни и те же проблемы, заставляя бороться против эксплуатации в любых ее формах. И потому мы должны выразить свой протест, осознав всю ту несправедливость, которая творится перед нашими глазами. Но мы должны пойти еще дальше. Бороться со всеми, кто организует и поддерживает эту несправедливость. И пусть борьба, которую мы собираемся вести, будет тяжелой и неравной, но с вашей помощью мы сможем ее осуществить. Мы обращаемся ко всем, кто хочет нам написать, прислать нам свои статьи, стихи, рисунки или просто обсуждать с нами свои проблемы.

Это свидетельства, которые нам нужны" ("Импакт"30). Таким образом, иногда очень полемично, а иногда почти сожалея о необходимости затрагивать настоящие проблемы, юные журналисты все же поднимают серьезные темы, чтобы изменить жизнь: "Этот номер целиком посвящен армии. Данная проблема так или иначе касается нас всех (даже девчонок). Мы обратились с просьбой к некоторым людям, непосредственно связанным с этой проблемой, рассказать то, что им известно. И мы просим вас принять их свидетельства такими, как они есть. Возможно, что в этом вопросе другие имеют какой-то иной опыт (теоретические соображения не в счет - это слишком легко) или иначе оценивают приведенные факты - тогда такие люди могут заявить о себе.

В номере есть также и теоретическая статья, где излагается, что есть ненасилие и в какие рамки оно вписывается.

Не желая провоцировать полемику, мы выскажем и свою точку зрения: нам представляется, что армия - это полный абсурд с гуманистических, философских, религиозных и моральных позиций. Ее необходимость может быть оправдана лишь только в контексте современной ситуации" ("Газета амьенской церковной школы"). Желание изменить жизнь происходит также из страха перед будущим, перед обществом, которое вас не слышит:

"И в самом деле, в этой газете мы найдем всего понемногу - тем лучше! Что общего во всех наших статьях? Они наглядно показывают потребность в информации, собираемой лицеистами. А еще вопросы. В них мы обнаруживаем страх перед будущим: безработица, "активная" жизнь, поскольку лицеисты из сельской среды (в сравнении с другими) в значительной степени оторваны от социальных реалий современности; они представляют собой некоторую искусственную среду. Многие отмечают, что у ребят наблюдается ослабление интереса к лицейской жизни (внутренний распорядок, социально-культурные мероприятия). Как все это объяснить? Как излечить их от безразличия? Как реагировать на эти проблемы? Почему мы должны столь строго соблюдать дисциплину, не имея при этом возможности получать практически никакой информации о событиях, происходящих в мире - политических, экономических или социальных? Вот те вопросы, которые надо бы обсудить. Первый, самый сложный шаг сделан. И теперь нужно продолжить начатое" ("Боярышник", г.Вернёй). Часто этот страх перед будущим переходит в ярость:

"Нищета - это свинство! Было бы слишком бесчеловечным допустить её!.. Как хочется поскорей выползти из этой раковины ученика-теленка или воинствующего диалектика. Это нелегко, поскольку снаружи не всегда безоблачно. Но у нас есть большие зеленые зонты!

А еще - штуковина для надувания больших шаров, которые лопнут в глотке у всех этих нытиков, старых перечниц и тормозных цилиндров сорокового года рождения. Наша "штуковина" - это прежде всего сильная политическая воля.

Так давайте же сорганизуемся и будем бороться до конца против всего того, что делает нищим это общество с неограниченной ответственностью" ("Свертыватель времени"). И здесь же автор передовицы определяет газету, как "средство изгнания нашего страха перед бытием и нашей трусости перед жизнью!" В большинстве случаев лицейские газеты предлагают сначала изменить жизнь здесь и теперь, а следовательно, выявить прежде всего повседневные трудности учреждения. Таким образом, газета становится посредником, особым орудием, позволяющим определить основные проблемы и требования:

"А еще скажем несколько слов о наших классных советах и об администрации. Классные советы - это гигантский маскарад, где не решается ровным счетом ничего, где ученикам дается лишь ощущение, что у них есть право слова и что они в состоянии что-либо изменить. Когда же, наконец, советы класса станут открыты для всех заинтересованных учащихся? Когда же, наконец, во всех этих административных или ученических советах пропорция учащихся перестанет быть смехотворно малой? Ведь мы далеко не первые, кто требует предоставить десятипроцентное право на распределение бюджета, на редактирование правил внутреннего распорядка и на участие в общей организации учебного процесса. Поговорим также о контроле за прогулами и опозданиями. Некоторые преподаватели, которые ругают учеников и выставляют их за дверь, когда те опаздывают больше, чем на 5 минут, сами тоже иногда опаздывают и заставляют ждать тридцать учеников в течение более 20 минут, так как мы обязаны ждать 25 минут. Мы требуем равной ответственности, и в дальнейшем будем уходить после 5 минут ожидания!" ("Большая кака").

И автор передовицы предлагает свою стратегию:

"Давайте немного пошевелимся! Объявим бойкот столовой и занятиям тех учителей, которые опаздывают! Обратимся все вместе в советы класса и в административные советы! Организуем дикую расклейку листовок, и когда администрации осточертеет срывать листовки, возможно, нам предоставят место для доски объявлений".

Эти жесткие требования, этот резкий тон очень характерны для лицейских газет, по крайней мере, на какое-то время. Но на самом деле нередко случается, что от номера к номеру стиль быстро эволюционирует. "Борьба" еще остается как своего рода катализатор, но теперь главная цель газеты:

"Старый мир уже готов разорвать себе глотку, поможем ему!!!…
Наш единственный лозунг: лицей - лицеистам!!!" ("Злой волчище").

НОВАЯ ПАРА: ГАЗЕТА - ЧИТАТЕЛЬ

Новорожденная газета вводит в игру "нового" читателя, читателя "активного", который, по замыслу, уже завтра должен присоединиться к редакционной команде. Об этом свидетельствуют систематические призывы предоставить новые материалы. "Печная труба" - это название, возможно, дурацкое или смешное, но оно скрывает необходимость поговорить, сказать то, о чем думается. Хоть и говорится в поговорке: "по внешности не судят", все же заголовок указывает на немного эксцентричную шутку. И если в этой газете все будет чересчур серьезно, то помирать станет совсем тоскливо. Однако мы этого не допустили. К сожалению, в нашем первом выпуске не очень много рисунков, но мы его разбавили анекдотами и кроссвордами. Приобретя эту газету, вы открыли для себя комиксы автора В. В лицее есть и другие художники, которые только и мечтают о том, чтобы их напечатали. Кроме того, новая рубрика из "Либерасьон-Шампань" под названием "А мы?" даст вам возможность сделать это в нашей "Трубе" ("Печная труба").

Редакционная группа преподносит себя, как радушная компания, своего рода семья, которую выбирают:
"Ку-ку, а вот и я! Точнее, а вот опять я! Итак, привет, друзья, я пришел потусоваться в вашу компанию на время долгих вечеров, в которых нет ничего весеннего. Сегодня мне хотелось бы представить вам моих друзей. И я пришел не один: со мной Клоди, Бриджит, Жанин, Доменик, Катрин, Патриция, Бруно, Гислен, Жан и еще одна Катрин, которая постоянно пререкается со мной. Это - классно! Разумеется, все они слегка чокнутые, но чтобы представить их себе, вообразите, что Клоди это маленькая очкастая овечка, а Бриджит - просто сногсшибательно зажевывает жвачку, что Жанин - это хорошенькая блондиночка, склонная к хорошему вину, что Катрин как Атилла: она сметает все на своем пути, что Патриция уже давно должна быть в психушке, что у Бруно такие бицепсы - о-ля-ля! - в общем, нормалек, ведь он - тяжелоатлет в коротеньких штанишках, что Гислен зачерпнул воду своим ботинком, вернее тем, что осталось от него, что Жан - ох уж этот Жан! - тот еще субъект: пьет, курит, болтает без конца и не дает прохода девицам, что Катрин - чтобы закончить на красивой ноте (это ее слова) - самая истеричная в банде, а это, честно говоря, не очень-то хорошо.

Итак, если они вас не слишком напугали, присоединяйтесь к нам, поскольку известно: не подурачишься - не посмеешься…" ("Ипполит").

Многочисленные пируэты, чтобы повторить то же самое, но выводы идентичны: мы нуждаемся в вас…

"Глубоко сожалея, должны сообщить вам, что в этой газете все идет наперекосяк, что она очень далека от того, чтобы быть хорошо изданной, но… тем не менее, ею довольны.

Вы почувствуете, прочтя оглавление, что эта газета очень наэлектризована, и это нормально - мы поместили туда все, что смогли: материалы о культуре, разнообразные статьи. Может быть, в этот раз маловато рисунков, но это со временем придет. В следующий раз добавим материалы о музыке.

А сейчас прочтите статью Филиппа Лабрусса "Fly like an eagle"31. Но если вы не интересуетесь этим музыкальным жанром, тем хуже для вас - постарайтесь спокойно пережить эту неприятность, а в следующем месяце вы будете вознаграждены. Тогда, если вы любите музыку, если вы сами играете, если вы занимаетесь ею, кто-бы вы ни были - вам слово! Нам необходимы критические материалы о кино, о поэзии, интересные люди для интервью, да и вы сами, конечно! ("Массовая утка").

Настойчивые призывы к активным читателям порождают у последних некоторые опасения. Тогда можно слегка и посмеяться над ними:
"Ледяной пот стекает у тебя по спине, ты икаешь от радости. Твои дрожащие пальцы едва удерживают ценный предмет - "Спичку". Итак, что же я слышу? Что же это за долгий укоризненный шепот, выражающий сомнение? Да знаешь ли ты, непросвещенный, что несешь в себе плод, которому предстоит долгий внутриматочный рост, отмеченный кризами, усилиями, встречами?

Нам вспоминается также этот осатаневшый вояка, который заявил: "Среди шакалов, пантер, легавых, обезьян, скорпионов, стервятников, змей, визгливых, воющих, хрюкающих и пресмыкающихся монстров, в гнусном зверинце наших пороков, есть один самый безобразный, злобный и подлый. Как бы он ни кривлялся, какие бы крики ни издавал, он готов сделать из земли отбросы и, позевывая, глотать людей. И это - "Спичка".
Тем не менее, это - вечерняя роса, которой мы промываем глаза, широкие молнии нашего светлого ума ускользают от лезвия этого неистового разума, и по указу этих могущественных сил "Спичка" появляется в этом скучающем мире, в то время, когда монстры плачут. Перестаньте рыдать и больше не бойтесь ничего, дорогие читатели: "Спичка" чиркает, "Спичка" воспламеняется!!!" ("Спичка" № 2).

Отношения с читателями являются одновременно и насмешливыми и почтительными. Единственное, что не вызывает сомнения: газета хотела бы коснуться всех лицеистов. А они должны приспособиться к газете. Пусть критикуют, это хорошо, но они должны знать, что инициатива в их руках, а это - еще лучше.

"В то время, как некоторые из вас холят и лелеют недавно рожденную газетенку, полную благих намерений, и поверьте, эти намерения действительно необходимы, мы проводим последние испытания, весьма интенсивные. Мы далеки от того, чтобы изображать из себя страдальцев: мы просто хотим вам сказать, что пока вы делаете за два месяца или даже за три или четыре одну газету в 7-8 страниц, вы, естественно, можете нас критиковать по-всякому, называть нас дурными, безинициативными, даже фашистами (воистину, высшее оскорбление). К счастью, противовес похвал сгладил разочарование от желания завоевать нас. Знаю, что вас просили присылать критические отзывы. Вы их прислали, и это здорово! Мы, со своей стороны, оправдываемся, защищаемся, стараясь учесть все замечания на будущее - и это нормально. Итак, вы уже поняли цель "МЛС", и это переполняет меня ликованием. Объясняю: этот номер почти полностью состоит из статей, присланных лицеистами. Итак, вы знаете теперь, что "МЛС" - это ваш рупор. С другой стороны, со второго номера бригада увеличилась: было 3 человека, а теперь нас пятнадцать. И вы поняли, что это не есть предприятие нескольких частных лиц, а на самом деле то, что принадлежит всем, что принадлежит вам" ("МЛС"). Иногда несколько провокационное послание, как например, в "Лапше на уши" еще раз заканчивается призывом-пируэтом:

"Мы не можем указать выход из серости повседневной жизни. К тому же, мы вовсе и не намереваемся делать это. Единственное, что в наших силах - так это сказать: вы - козлы, если слушаете этих типов, которые талдычат, что смысл жизни состоит только в том, чтоб иметь работу, детишек и кучу бабок, и если вы последуете таким советам, то закончите точно так же, как и ваши предки. Ладно, мы уже достаточно потрепались на эту тему, а теперь, если вам есть, что сказать, берите бумагу и пишите, а мы поместим это в следующий номер". Аргумент, цель которого - обольстить читателя и привлечь его к работе в редакции: продемонстрировать братскую общность интересов:
"Очевидно, что эта газета не должна циркулировать по замкнутому кругу: тот, кто пишет статьи, их и распространяет, и читает. Участие каждого более чем необходимо: оно обязательно. Все вы - молодые зеленые журналисты, поэтому без колебаний пишите статьи, сочиняйте стихи, создавайте комиксы, ведите рубрику о проколах учителей… в конце концов, обо всем, что может представлять интерес. Кстати, эта газета не должна быть застывшей: помещенные в ней статьи содержат мнение, а не истину. Мы ожидаем ваши отзывы (отрицательные или положительные) в ближайших номерах" ("Утка в Потье").

Главный редактор "Таракашки" решается объяснить механизм функционирования газеты: "Перед тем, как выйдет номер, мы проводим, как минимум, два совещания. Одно из них - встреча авторов статей, чтобы посмотреть, что это за люди. В случае срочной работы задания распределяются так, чтобы закончить перепечатывание статей в срок. Вторая встреча обеспечивает новую координацию между авторами статей, и таким образом позволяет сверстать газету. Последнее занимает обычно больше недели, чтобы газета была напечатана и увидела свет (уф!). Стоит отметить, что авторы статей видятся друг с другом также и вне собраний: в коридоре, в столовой, в кафе, в клубе и т.д. - и поэтому в нужный момент все знают всех. Следует также отметить, что газета, прежде чем направиться в типографию, проходит через кабинет провизора, а следовательно, и через его руки. Таким образом, он имеет возможность, обратив свой взгляд на то, что держит в руках, вкусить с наслаждением плод тяжелейшего месячного труда своих обожаемых учеников, Этот дорогой мсье имеет, таким образом, безусловное право, если он пожелает, конечно, осуществить цензуру газеты".
Этот обзор передовиц лицейских газет свидетельствует об оригинальности их замыслов, направленных на то, чтобы идентичность молодежи была признана. Ради этого они и существуют, подобные газеты для их авторов - как то, что задает общий ритм жизни, особое место, где берет начало приманка для диалога, иногда конфликтного - со взрывами, существуют, как призыв, часто трогательный, к тому, чтобы взорвать собственное одиночество, которое так напоминает порой одиночество стариков.

ВЗГЛЯД НА ЮНЫХ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ИХ СТАТЕЙ

Юмор, насмешка, потребность в разнообразной информации, поиск идентичности является характерными тематическими элементами для газет, издаваемых юными.

ЮМОР, НАСМЕШКА,/p> Юмор, часто близкий к насмешке, даже издевке, является, безусловно, одной из самых постоянных характеристик юношеских газет, и еще более типичным для лицейских газет. Он может принимать самые разнообразные формы. Мы коснемся, в большей степени тех ситуаций, в которых встречается передразнивание взрослых, пародия, ирония по отношению к разным табу.

ПЕРЕВОРАЧИВАНИЕ СИТУАЦИИ

Школьный возраст - это такой возраст, когда учителя судят о тебе, не давая права на ответ. Об этом не стоило бы и говорить, считают юные журналисты из "Ошалелой макаки":
"После "Цезарей" и "Оскаров" новая престижная награда учреждена учениками коллежа имени Пьера Ронсара из города Монморанси. Речь идет о "Золотом мелке" - специальном призе для учителей. Результаты этого года следующие.

Три претендента на приз "Золотой мелок" в номинации "элегантность": мадам Коше, мсье Пенсон и мсье Потье. Три претендента на приз "Золотой мелок" в номинации "лучшая запись на доске": мсье Потье, мадам Пурьель, мадам Дирсон.

"Золотой мелок" присужден мадам Дирсон, преподавателю биологии.

Три претендента на приз "Золотой мелок" в номинации "куртуазность по отношению к ученикам": мадам Борд, мадмуазель Жоб, мсье Венсан.

"Золотой мелок" присужден мадам Борд, преподавателю французского языка".
Другие "Золотые мелки" присуждены в номинациям: "самый ярый гнев", "скорость исправления ошибок", "чувство юмора", "самый интересный учебный предмет", "самая лучезарная улыбка", "самый мускулистый учитель", "самый изысканный стиль речи"… Переворачивание ситуации иной раз доходит до того, что учителям даются педагогические советы, как, например, в газете "Сатирикс", где в своих "Двенадцати уроках" юные журналисты сводят счеты с преподавателями. Вот четыре первых урока:
"УРОК № 1. Никогда не поощряйте своих учеников, даже если они исключительно талантливы. Если же случится так, что вы не сможете поступить иначе, найдите все же какой-нибудь предлог и воспользуйтесь какой-нибудь профессиональной уловкой, хорошо известной в вашем учительском братстве, чтобы выйти из этого скверного положения.

УРОК № 2. Если ваша жена/ваш муж или ваши дети доставляют вам неприятности, постоянно вводят в нервическое состояние, если вы постоянно в глубоком стрессе, то, не колеблясь, сорвите зло на учениках - именно для этого они и находятся рядом. И вот увидите - вам тут же станет легче.

УРОК № 3. Никогда не позволяйте ученикам возражать вам: ведь в таком случае на карту поставлена честь профессии. И вы всегда - командир корабля, поэтому без колебаний используйте любые средства, чтобы заставить их усвоить это и уважать вас. Это и есть та единственная награда, которой вы можете быть удостоены - полное превосходство над классом. УРОК № 4. Выберите среди учеников любимчика, у которого родители:

- либо административные работники лицея, где вы преподаете;
- либо руководители наиболее значимых предприятий города, где вы преподаете; - либо члены родительского комитета.
Эта хитроумная система позволит вам избежать сложных ситуаций, благодаря подобному сотрудничеству".
Другой пример переворачивания ситуации - материал о том, "как стать заядлым курильщиком". В газете "Лапша на уши" некто Ален помещает статью, озаглавленную "Переходите на плутоний… гашиш уже вышел из моды", где даются объяснения, как помочь "тем, кто не курит, стать такими, как все…".

"Переходите на плутоний…

Всем давайте советы, как бросить курить - это отлично! Но также помогайте и тем, кто не курит, стать такими, как все - это тоже неплохо.

Вот например, как, при желании, вы сможете выкуривать по 3-4 пачки в день. Первая неделя: решительно и бесповоротно отрывайте фильтр от любых сигарет, попадающих к вам в руки - как от тех, которыми вас угостили, так и от тех, которые вам удалось поиметь, благодаря ловкости ваших рук!

Вторая неделя: переходите к 10 сигаретам в день, и приучайте себя задерживать дым в легких как можно дольше.

Третья неделя: теперь переходите к 20 сигаретам в день, из которых 2-3 выкуривайте утром натощак.

Четвертая неделя: не ешьте больше ничего, пейте алкогольные напитки, и каждую ночь посещайте самые прокуренные места. Вам теперь не обойтись без двух пачек в день. Наконец, на пятой неделе, если вы прикуриваете следующую сигарету от предыдущей, то вам уже требуется в день не менее трех-четырех пачек.

Удачи вам! И немедленно приступайте к делу: хирургические операции теперь делают великолепно, и вы, конечно, слышали об этих туристических клубах Средиземноморья для туберкулезников и больных раком легких".

ПАРОДИИ

Они служат для того, чтобы высмеять абсурдность, показав при этом, что лицеисты хорошо усвоили урок. Пародия на известное стихотворение Бодлера "Альбатрос" является, безусловно хорошей моделью этого жанра, где через юмор одновременно оценивается степень людского безумия и бессилие молодежи по отношению к очень близкой для них теме - экологии.

Порой, шуткуя, танкеры, везущие мазут,
Красавцев-альбатросов отлавливают стаи.
Плененные бедняги пронзительно орут
В вонючей липкой жиже, корабль провожая.
На доски их кладут. Беснуясь от бессилья,
Лазури короли в мазуте, как в дерьме,
Ползут и, неуклюже влача большие крылья,
След грязный оставляют повсюду на корме.
Крылатый путешественник, он боле не летает -
Со слипшимися перьями какой уж тут полет!
Один козел-матрос цыгаркой поджигает
Его залипший клюв, другой при этом ржет.
Бедняга-альбатрос стал жертвой идиотов,
Загадивших планету на долгие века.
И обречен он жить на нефтяных болотах,
На свалках и помойках, заложник бардака!32

ИРОНИЯ НАД ТАБУ

Часто она проявляется в том, что читателям предлагается неожиданный взгляд на серьезные проблемы. Кроме того, это прекрасная возможность передразнить мании журналистов. Посмотрите, как это сделано в газете "Богос"33, где напечатано "сенсационное интервью" с Иисусом Христом:

"Иисус: Прежде всего, заткнитесь и зашейте рот! И никому не говорите, как вы меня нашли. О-кей? Договорились?

Корреспондент: Ну, разумеется! Мы никому ничего не скажем. Могу ли я задать тебе первый вопрос? Читая писание, которое нам рассказывает о тебе, Евангелие, мы заметили, что, по сути дела, в твоем отрочестве и в твоей юности ничего такого особенного не было. Между твоим бегством в 12 лет и моментом, когда ты стал заниматься делом - большой пробел… Иисус: Прежде всего, по поводу вышесказанного бегства. Дело в том, что мы со всей семьей и кучей другого народа из Назарета, моей деревушки, пришли в Иерусалим. Чтобы отпраздновать Пасху. Это был суперпраздник, я бы даже сказал, это был Праздник с большой буквы. Полно народу, окружение, обстановочка - супер! Мы с приятелями остались в Иерусалиме, в иерусалимском храме, чтобы немного подзаработать. Они в момент догадались, что я и не думал возвращаться. Паника. Они быстренько назад - и опять ко мне. Классическая разборка. Я им говорю: "Да все нормально! Просто у меня своя дорога". Они ничего не поняли, я думаю. Ведь родители, естественно, вообразили, что ты им принадлежишь полностью до того момента, когда начинаешь говорить: "Я хочу жить своей жизнью и делать так, как я это понимаю". На этом инцидент был исчерпан. И мы без проблем вернулись в Назарет".

Корреспондент: Ты был хорошим учеником?

Иисус: Я был ни то, ни се. Просто знал то, что требовалось. Но и учителя у меня были такие, которых ничего не интересовало, кроме успеваемости. Честно говоря, это всегда мне действовало на нервы. Но этим я не хочу дискредитировать учение, учиться - это важно, и особенно важно - учиться думать. Ведь я всегда выступал за преподавание, основанное на повседневном жизненном опыте. И я часто говорил: "Жизнь не ограничивается лишь одной математикой".

ДИАЛОГ СО ВЗРОСЛЫМИ

Газета делает возможным диалог с людьми, которые часто недоступны для лицеистов. Это, в первую очередь, разного рода руководители системы образования, преподаватели, родители. Большинство газет, издаваемых подростками, содержат материалы, которые в дальнейшем помогают установить более доверительные взаимоотношения. Отметим, что эти новые отношения могут также исходить из "права ответа" от ответственного руководителя, как например, от директора коллежа в следующем отрывке.

"Право на ответ, предоставленное господину директору

Я знаю, подавляющему большинству учеников коллежа не нравится, что помещения и мебель часто находятся в ужасном состоянии. Но при этом они не могут понять, что есть ребята, которые получают удовольствие, когда разрушают и портят все вокруг, другие делают это безо всякой причины. Не стоило бы и говорить о том, что меня тоже не устраивает такое положение вещей, и что я был бы вполне удовлетворен, если бы чистота стала делом каждого, ибо каждый должен нести ответственность за то, что его окружает, так же, полагаю, как он делает это у себя дома.

Но для этого надо дозреть до понимания того, что коллеж - это немного ваш дом, что здесь вы проводите 8-10 часов каждый день. И что всё-таки интереснее жить и работать в приятной обстановке, а это, кстати, не требует слишком больших усилий, нужно всего лишь следовать простым правилам: не расписывать стены и столы, бросать бумаги только в корзины для мусора…

Следующее, о чем следовало бы сказать, это - о желании некоторых из вас организовать "тусовку", вечеринку в коллеже. Мой ответ: вам не следует и мечтать об этом, поскольку такого рода праздник можно провести и в другом месте, а вовсе не в стенах учебного заведения. С другой стороны, то, что происходит на подобных мероприятиях - с трудом поддается контролю, и я не смог бы взять на себя ответственность за происходящее. Напротив, если бы речь шла о вечерах с участием учителей или родителей, проводимых с целью собрать финансовые средства на путешествие или еще на какое-нибудь важное для коллежа дело, то мое отношение к этому было бы иным.

Директор коллежа г-н Бежо".

В основном, молодые журналисты представляют материалы с участием провизора лицея или директора коллежа в форме беседы с ними. Часто речь идет о яркой "личности" этого заведения, как в следующем примере, где, видимо, заместитель заведующего учебной частью привлекает своей сильной индивидуальностью.

"Интервью с г-ном Декире,

заместителем заведующего учебной частью

г-н М.: С какого времени вы работаете в лицее Мальро?

г-н Д.: С 1971-го.

г-н М.: И чем вы, в основном, занимаетесь?

г-н Д.: Я занимаюсь составлением расписания. Ну, а еще что… Ну, хорошо, помнишь, недавно один из наших учеников попал в аварию? И я должен был отправиться на место происшествия. Это также входит в мои обязанности. Я бы обошелся и без этого, но здесь я именно ради всего, что происходит в школьной жизни, в жизни коллектива нашего лицея. Как только возникает проблема, нужно ее решить, вот и все. Это к вопросу об ответственности.

г-н М.: А вам нравится ваша профессия?

г-н Д.: Если бы она мне не нравилась, меня бы здесь не было…

г-н М.: Вы не могли бы рассказать нам о своем детстве? Как вы прожили свои школьные годы? г-н Д.: У меня есть желание написать книгу про свою школьную жизнь. Этот период жизни кажется мне очень близким, я помню все, даже запахи. Мне сейчас 59 лет, а в школу я пошел в возрасте 6 лет. Это была школа-пансионат Ордена иезуитов. До третьего класса34 мы жили, в общем-то, тихо. То есть, мы мило говорили и обо всем, но никогда не предпринимали каких-либо действий. Это было время бездействия, униформы, ежедневной утренней мессы. Мы вставали в 5.30 каждое утро как летом, так и зимой. В 1933-35 годах мы жили в огромных дортуарах35, по 90 человек в каждом. На ночь все надевали ночные рубашки, но не пижаму. И у каждого был свой ночной горшок, "ночная ваза". Не знаю, в состоянии ли вы себе представить, как 90 обормотов одновременно писают в свои горшочки. Я вас умоляю - этот запах по утрам! У нас не было умывальников с кранами. У каждого имелся ночной столик с кувшином и тазиком. Не знаю, то ли нас хотели закалить духом и телом в суровых условиях, то ли это делалось в целях экономии, но мы никогда не могли согреться зимой. Нужно было разбить лед в тазу, чтобы умыться утром. А после мы шли на мессу…".

От беседы с директором до интервью с премьер-министром для журналистов из "Сатирикса" всего один шаг. Вот несколько отрывков.

"Беседа с Пьером Мессмером

Мы решили с первого захода преодолеть высокую планку. И потому наше первое интервью - это серьезный и решительный шаг. Мы попросили ответить на наши вопросы депутата и мэра города Сарбура, Премьер-министра с 1972 года по 1974 год

г-на Пьера Мессмера.

Важно подчеркнуть, что наш выбор никоим образом не связан с политикой, и кстати, мы всегда готовы пойти навстречу любым просьбам и откликнуться каждому, кто захочет высказать свое мнение на любом уровне, каким бы он ни был.

Но вернемся к беседе, которая состоялась прямо в кабинете г-на Мессмера. Вот вопросы, которые были заданы ему после того, как он признался в том, что имеет очень слабое представление о газете "Сатирикс", хотя и слышал о ней.

- Г-н Премьер-министр, не могли бы вы рассказать о самых забавных эпизодах из вашей школьной или студенческой жизни?

- Прежде всего, следует различать жизнь школьную и жизнь студенческую, которая была куда более свободной. Но я помню, как в лицее Карла Великого в Париже основное наше развлечение состояло в том, чтобы пошуметь на занятиях, поиздеваться над учителями. Мы издевались над ними хотя и вежливо, но сильно.

Так, у нас был один учитель математики, которому кто-то из наших прицепил на спину картонную куклу. Этот пример быстро был подхвачен и породил целый ряд соревнований в этом роде. Их особенность, с одной стороны, заключалась в особой сложности и высокой степени риска, а с другой стороны - в изощренности и изобретательности, доказательством которых такие действия и являлись.

- А вы-то сами принимали в них участие?

- Пару раз я попытался: первый раз удачно, а на второй раз провалился, в результате чего был наказан - оставлен без прогулки в четверг после обеда.

- Если бы вы были министром народного образования, какие бы шаги вы предприняли бы в первую очередь?

- Одно скажу точно: за последние 20 лет было проведено такое количество реформ, что самым мудрым будет тот министр, который будет меньше всего заниматься реформаторством. Ведь это же абсурд - все менять в таком бешенном ритме. Это приводит к глубокой дестабилизации, которая в последнее время, видимо, только начинает осознаваться" (выдержки из интервью). За неимением премьер-министра юные журналисты, очевидно, пытаются разыскать других известных людей, которые могли бы рассказать что-то интересное, сделать какое-нибудь сообщение, привести любопытные примеры. Так, например, профессор Леон Шварценберг был проинтервьюирован юными журналистами из газеты "Анаколуф".

"Вам слово, Леон А.: Что вы думаете о школе?

Л.Ш.: Меня всегда поражали как преимущества, так и недостатки школы. Достоинства, которые мне казались очевидными, это смесь типов, смесь различных социальных слоев, смесь разных религий, рас, происхождений, политических ориентаций, географической принадлежности (вкратце), то есть весь этот экстраординарный кипящий котел, каким всегда была публичная школа. Меня также всегда удивлял тот факт, что школа - это не только место превосходной культуры, позволяющее заняться самообразованием и самовоспитанием, но в то же время и место, где готовят противостоять трудным задачам бытия, то есть, где дают некоторые представления, формируют некую культуру и обучают некоторым техническим знаниям. Но одна вещь, как мне казалось, плохо соотносится с современной цивилизацией: чем лучше кто-либо из учеников владеет определенной дисциплиной, тем больше его по этой дисциплине пытаются продвинуть, тогда, как мне представляется, чем хуже ученик умеет бегать, тем больше его следует заставлять этим заниматься; чем меньше он понимает математику, тем больше надо заставлять его разбираться в ней; чем меньше он одарен в поэзии, тем больше надо побуждать его обучаться чувствовать ее; в то время, как сегодня стремятся развивать способности у тех, кто и так одарен в той или иной области. Иначе говоря, интерес образования заключается в том, чтобы развить способности, которыми вы не обладаете, и таким образом умножить знания в той сфере, к которой вы не имеете особой привязанности. Хорошо бы тем, кто ничего не знает о музыке, дать представление о великих композиторах, а вовсе не пытаться сделать из ребенка "пианистического акробата", который и так с рождения одарен" (выдержки из интервью).

ДИАЛОГ МЕЖДУ ЮНЫМИ

Если возможен такого рода диалог со взрослыми, то вполне естественно использовать такую возможность во взаимодействии между собой, особенно по вопросам, касающимся самой газеты:
"Дефис" № 436 - не понравился никому (что, впрочем, совершенно невозможно!) Разочарование в шестых классах

В конце последнего триместра в холле коллежа мы увидели большие плакаты, призывающие учеников 6-го раздобыть себе "Дефис" № 4, так как этот номер посвящен именно нам. Будучи глупыми и дисциплинированными, мы его купили. И каков сюрприз! Прочитав номер вдоль и поперек, мы заметили, что там нет ни единой статьи о шестых классах. Не было там и комиксов, которые мы нарисовали для газеты. Мы были абсолютно неудовлетворены, мы ожидали другого.

Е.Бийон - 6 "С" класс.

Разочарование в третьих классах

Пару дней назад стены коллежа были залеплены плакатами, заявлявшими, что вот-вот должен увидеть свет "Дефис" № 4. Все очень обрадовались, потому что своя газета в коллеже - это действительно событие! Итак, все поспешили приобрести свежий номер газеты, которая претендует на освещение жизни коллежа, так же как и жизни в коллеже, касающейся именно нас, и т.д. и т.п.! Итак, мы покупаем газету, держим ее в руках. Читаем, ищем, вновь читаем и перечитываем. И что же мы находим там о жизни коллежа? Ничего! Там нет ничего!.. Только лишь отражение зависимости учеников от учителей, чтобы написать свои статьи. Всего лишь лицемерие, ограничивающее свободу самовыражения. Тогда зачем такая газета? До каких пор наши статьи будут появляться там в невинном виде? Для чего тогда независимость, как не для того, чтобы говорить то, что мы считаем нужным сказать?

Ж.Франзен, З "А" класс.

Ответ редакции газеты

Ученикам 6-го класса:

Нет возможности публиковать все комиксы, которые нам были предложены. Следует их отбирать.

Ученику 3-го класса:

Публикация твоей статьи доказывает, что если у тебя есть необходимость, ты имеешь полную свободу для самовыражения. Но когда ты начнешь писать статьи вместо критических заметок? Когда ты примешь участие в верстке, тиражировании…?"

Трудность, таким образом, заключается в том, чтобы одним принять верную позицию по отношению к другим в таком сложном деле, как газета. Она и, в самом деле, предоставляет возможности для выражения самых разнообразных чувств. В особенности, когда затрагивается все то, что связано с любовными делами, как например, в следующем отрывке, где, кажется, противостоят друг другу понятия "нежность и секс":

"Довольно секса! Да здравствует нежность!

Просим прощения за обращение в такой форме, но, признайтесь, вас тоже раздражает это выставление напоказ интимной жизни в кино (я имею в виду фильм, который непосредственно нас затрагивает - "О нашей любви", режиссер М.Пиала) и обнаженные тела на афишах. Но мы, подростки, просто проповедуем нежность, ибо что есть любовь без нежности?

Карту Страны Нежности в корзину? После большой метлы 1968 года романтизм становится не более, чем странной манией старых "чувственных" поэтов. Действительно, теперь больше не говорят: "Я люблю тебя", вместо этого: "Я хочу тебя". Итак, с точки зрения телесной, возможно, наступило освобождение, но с точки зрения духа - так ли это на самом деле? Быть сентиментальным, влюбленным - такое, пожалуй, еще случается иногда, но об этом не принято говорить вслух из страха прослыть "бронтозавром", заблудившимся в войне звезд! Неужели мы и в самом деле лишь пленники, зажатые в тисках, именуемых обществом, охваченные все возрастающим желанием соперничества? Сможем ли мы сказать "стоп" этому призраку и вновь открыть для себя наши чувства?"
Статья, которая и, в самом деле, провоцирует дебаты!
"Ответ автору статьи "Довольно секса! Да здравствует нежность"

С огромным удовольствием прочитал твою статью, дорогой аноним: я оценил в ней ту трогательную нежность и некоторую простодушность, которых, к моему сожалению, я не нахожу больше у большинства моих друзей. Когда я говорю о простодушии, то это слово следует воспринимать в самом широком смысле. Уверяю тебя - не в целях критики, а скорее наоборот - что заголовок "Довольно секса" мне кажется слишком ребяческим, поскольку совершенно очевидно, (и я вовсе не боюсь ошибиться), что в этой области ты никогда не испытывал ничего, кроме онанизма сознания и оргазма рассудка. Это как если бы я, мужчина, стал рассуждать о страданиях во время родов - тогда, скорее всего, создалось бы впечатление, что мне не хватает жизненного опыта, истинно пережитого". Подобный диалог между подростками приводит к осознанию ролей, которые может играть каждый, прежде всего, внутри школьного сообщества, а это дает возможность развивать права учащихся. В газете шестиклассников, например, два юных журналиста так описывают функции классных делегатов:

"Делегаты от классов и их роль:

Как выбирают делегатов?

В коллеже от каждого класса выбирают делегатов. Для этого нужно голосовать. Поэтому ученики, желающие стать делегатом, как я, должны поднять руку. Учитель записывает их фамилии на доске, после этого ученики класса на листках отмечают фамилии тех, за кого голосуют. Затем два ученика собирают эти листки, произносят имя того, за кого проголосовали, и отмечают на доске, сколько голосов досталось каждому. Когда листков больше не остается, они смотрят, кому досталось больше всего голосов. Чтобы выбрать заместителей, надо проголосовать еще раз. Ну вот и два делегата от 6 "Е". Итак, если ребята хотят что-то изменить, то они сами должны сорганизоваться для этого дела. Таков смысл большинства статей: прежде всего - констатация, затем поиск необходимых средств для реализации своих замыслов, своих прав. В качестве примера выберем статью Оливье о наказании учеников:

"Нас наказывают, оставляя после уроков! Это правда?

Да, это существует. Вы прекрасно представляете себе, что такого рода наказание являлось частью репрессивной системы в начальной школе, а теперь перешло и в лицей. И в этом - ничего выдающегося. И в самом деле, согласно внутреннему распорядку лицея, администрация и воспитатели могут воспользоваться по своему усмотрению "временным задержанием". И ясно, что учителя не стесняются применять такое наказание через администрацию. Смешно задерживать учеников после уроков - это уменьшает наше время досуга, которое и так ограничено, поскольку распорядок дня довольно напряженный. К тому же, работа, которую заставляют делать (ведь совершенно исключено, чтобы мы могли работать для себя), совершенно бесполезна - она не проверяется и, как я предполагаю, лишь заполняет административную корзину…"

Но после констатации факта находятся и элементы решения проблемы:

"И все-таки нам есть, что сказать. Внутренний распорядок должен утверждаться голосованием на общем совете учреждения (конечно же, мы опасаемся сказать об этом вслух). Хотя мы и представляем в нем абсолютное меньшинство, тем не менее, мы можем предложить такие правила внутреннего распорядка, которые бы устраивали учеников (что не было сделано в прошлом году). Было бы интересно, если бы делегаты провели опрос в своих классах для того, чтобы предложить новые правила внутреннего распорядка на следующем административном совете. Возможно, это позволило бы уменьшить репрессии, свирепствующие сейчас в лицее. Давайте докажем, что мы не какая-то "безответственная молодежь" и что мы хотим жить своей собственной жизнью".

Таким образом, газета является средством, которое делает возможным диалог между подростками или со взрослыми.

Важной частью возникающего разговора становятся проблемы информации, журналистики, цензуры.

ИНФОРМАЦИЯ

По этому поводу существуют многочисленные статьи, обличающие "взрослую модель". В них часто констатируется факт манипуляции, например: "Право получать информацию или право передавать информацию? В настоящее время масс-медиа представляют собой мощную силу, оказывающую значительное влияние, однако эта сила часто используется не самым лучшим образом. Журналисты как щитом прикрываются этим пресловутым "правом на информацию", которое позволяет им открыть многие двери. Любой отказ перед лицом посланника прессы объявляется простым и абсолютным нарушением этого элементарного законного права, а следующим за этим вопль возмущения всех масс-медиа создает впечатление нарушения законности и может либо дискредитировать, либо поставить на место "отказника". Что же это - диктатура информации? Но не будем столь поспешны с выводами. Ведь французские масс-медиа предоставляют редкую для средств информации возможность одновременно объединять множественность (мнений, раскрываемых тем и т.п.) и единство вокруг потребности в информации; тем не менее можно лишь сожалеть об отсутствии четкой границы между правом на информацию, праздным любопытством и средством оказывать давление. Что можно подумать о манерах телевизионной съемочной группы, приехавшей к овдовевшей женщине спустя буквально несколько часов после смерти ее мужа, чтобы взять интервью по этому поводу и расспросить, какие чувства она испытывает? В данном случае за свое "право на информацию" сама информация расплачивается нарушением других прав. Конечно, это позволило обострить чувства людей по поводу некоторых проблем, таких, как например, проблема стран третьего мира, пролить свет на некоторые темные делишки или прийти на помощь обездоленным, но в этом все же было злоупотребление. Но настоящая опасность доведенной до крайности информации заключается в том, что она точно попадает в цель, в общество: и если статья "Я обвиняю" в газете "Орор" в конечном итоге привела к частичному пересмотру дела Дрейфуса37, то как оценить роль тех газет, которые вначале бросали, как камни, обвинения в адрес общественного мнения, вызвая тем самым настоящий шквал?" [7]. И эта тема ответственности появляется очень часто.

"Могут ли журналисты говорить абсолютно все?" - вопрошают юные журналисты из "Ланжевенской Газеты" [8]:

"Это была основная тема пресс-клуба, организованного нашим классом совместно с журналистами из газет "Ла Вуа дю Нор", "Нор Матэн", "Фреканс Нор" и "Реле". Тема широкая, но она имеет первостепенное значение как для нас, читателей, так и для журналистов, которые ежедневно пытаются найти ответ на этот вопрос. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание хотя бы на то, насколько охотно представители региональной прессы откликнулись на наш призыв. И мы очень благодарны им за это. "Хорошо ли говорить всю правду? Обладает ли журналист всеми правами, включая право на ошибку?"

Прежде всего, журналисты выполняют свои профессиональные обязанности: они должны информировать читателя. Но в то же время, считают юные журналисты, есть правила, которые нельзя нарушать: уважение свободы личности, защита собственных источников информации.

Но после того, как трудности информирования обозначены, приступают к осмыслению ситуации в школе. Как можно организовать информирование в школе? Почему там существует цензура? Разве взрослые в самом деле боятся детей? Вот ответ газеты "Взорвем-ка!": "Таков первый весенний цветок, который боится последних холодов и кажется таким хрупким. И, тем не менее, о нем говорят, его воспевают, из него делают зрелище. Свобода самовыражения, самовыражение свободы: для достижения цели требуются средства. Когда ничтожное меньшинство монополизирует слово и каналы его распространения, когда это меньшинство берет в свои руки и удерживает власть, свобода выражения в опасности! Лицеисты и лицеистки прекрасно понимают это. Почему занятия в 99% случаев монологичны? Почему в большинстве лицеев нет доски объявлений? Почему нужно ждать, пока станешь "взрослым" (это слово заставляет меня содрогнуться), чтобы воспользоваться своими правами? Молодежью манипулируют и в коммерческих, и в политических целях. Все больше и больше говорят о ее месте в обществе. Все больше и больше, так как боятся ее страхов, надежд, реакций, ее протестов и бунтов. И это общая тенденция: обо всем этом говорят в школе, но также на работе и в семьях…

Мы юные - и нас опоясывают условности общества.

Мы юные - и мы заключены в распускающийся бутон. Мы юные - и часто непонимаемые в своей семье. Мы юные - измордованные Школой, больные от болтовни, больные от этой пропасти между Школой и настоящей жизнью" (приведены фрагменты материала). И неизбежно разговор заходит о цензуре.

"Поговорим о цензуре

Есть ли такой лицеист, которому не расхваливали бы все добродетели демократических законов, управляющих нашим достопочтенным учебным заведением? В этой миссии сегодня, похоже, тщеславие администрации нашего коллежа не соответствует уровню этих законов. Прежде, чем дать разъяснения, позволим себе процитировать статью 19 Всеобщей Декларации прав человека, принятой в 1948 году: "Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами, независимо от государственных границ". Таким образом, некоторые лицеисты, охваченные добрым желанием (и оно действительно необходимо!), решили по-своему распорядиться этой свободой, предоставляя слово тем ученикам или сотрудникам лицея, кто пожелал бы им воспользоваться: в такой манере и действует газета "Металауга".

Но возникают законы и распоряжения, ограничивающие эту свободу и дающие право нашей администрации на цензуру в отношение всего, что должно появиться в недрах заведения. И в самом деле, предоставить слово учащимся, значит, идти на риск, риск внезапно увидеть рождение разрушительных идей, что возникают в маленьких, еще не сформировавшихся головках, которые не могут привести доказательства своей зрелости (будем брать пример с тех, кто старше нас: они считают разумным все то, что говорят и делают. Разве не так?)" ("Металауга"). Так, через дискуссии, через диалоги между подростками, через расспросы о праве на информацию, через этот иронический взгляд на мир взрослых постепенно вырисовывается обобщенный портрет юных журналистов: обеспокоенные тем, как включиться в сложный мир человеческих отношений, они прибегают к совершенно различной логике - главное, не делать так, как делают старшие, странности которых, часто в тактичной форме, юные осуждают. Итак, как же жить? Это вопрос, этот поиск своей идентичности присутствует во всех газетах. Его можно найти в разнообразных видах, в изучении юными самих себя, в их стихах, в их попытках выяснить, что же такое молодежь.

ИДЕНТИЧНОСТЬ

Прежде всего, что есть переходный подростковый возраст?

"Прочитав одну книгу, в которой обсуждались проблемы подросткового кризиса, и после того, как я сам испытал на себе этот кризис (как и все ребята моего возраста), мне захотелось описать этот период, представив себя подростком, столкнувшимся лицом к лицу со своими проблемами, попробовать воссоздать диалог ребенка со своей матерью.

Во время этой метаморфозы ребенок подвергается изменениям как физиологическим, так и психологическим; это наиважнейший этап жизни, когда созревает характер. И потому семейный климат отвергается подростком.

Он стоял перед зеркалом в растерянности. Он с тревогой вглядывался в свое лицо. Его черты искажены, а пушок над верхней губой и на щеках ввергал его в смущение. Он больше не решался смотреть на себя в зеркало, не решался больше говорить из страха, что будут посмеиваться над его слишком низким голосом. Он был недоволен собой, он не мог сразу привыкнуть к своему новому взрослому облику. Все дни напролет он рассматривал себя, обнаруживая ужасные недостатки в своей внешности, но старался успокоить себя, понимая, что переходит к новой стадии жизни. Он желал стать взрослым, мужчиной, сохранив при этом свою детскую внешность. Он не мог больше выносить это детское состояние и хотел бы перестать быть послушным и покорным как маленький, следуя выбору и морали родителей. Он отказывался от воскресных прогулок с мамой и папой, отстаивая право гулять вечером с друзьями. Все это уже надоело, и ему не терпелось самостоятельно отвечать за свои поступки, в полной мере прочувствовать те опасности, которыми полна жизнь, говорить со своим отцом, как мужчина с мужчиной, решать семейные проблемы и интересоваться политикой - поступать так, как делают взрослые" ("Сквозняк").

Это время потрясений, а иногда бегства, подобного тому, которое описала Сильви, возможно, для того, чтобы изгнать демона:

"Это сваливается на нас просто так, непонятно как: вдруг тебя одолевает желание бросить все. И вот приходит день, и ты уходишь. Куда? Никто в общем-то не понимает - там видно будет. Почему? Это еще непонятнее. Можешь по этому поводу найти массу объяснений, но чаще всего, все равно не знаешь - почему. В самом деле, зачем убегать? Дома, даже если и есть проблемы понимания с родителями, большие или меньшие - это зависит от семьи - все равно можно быть уверенным, что у тебя есть все. Тогда зачем убегать? Из желания начать новую жизнь, из-за необходимости утвердить свою независимость?

Ох уж эта независимость! Ведь нужно понять, какую цену придется заплатить за нее в конце. Первые дни после побега все прекрасно, ты, наконец, свободен, свободен вести такую жизнь, какую хочешь. Больше нет семейных противоречий. А потом, если тебя еще не вернули домой, дни проходят, и вместе с ними проходит первое очарование. Очень скоро необходимость кушать становится первейшей заботой. Можно дойти до того, что почти ни о чем больше и не думать, настолько все твое нутро кричит о голоде - ведь раньше ты привык получать такое количество пищи, которое было необходимо. А потом, когда уходят, то только с решением никогда больше не возвращаться. Одиночество становиться в тягость, контакт с встречающимися людьми установить очень трудно, так как они часто боятся неприятностей, которые может навлечь беглец. И необходимость вновь увидеть людей знакомых и любимых становится все сильнее" ("Сквозняк").

Но идентичность это также исследование традиций, особенно для молодых лицеисток из арабской общины:

"Статья "Быть женщиной в мусульманском мире", появившаяся в газете "Юный араб" № 2, нам показалась слишком категоричной и поверхностной в своем стремлении ограничить положение арабской женщины…

По сути дела, эволюция положения женщины - необходимое условие для эволюции самого общества в странах Магриба. Женщина, в силу важности ее роли и представленности в обществе, не может быть угнетенной без существенных отрицательных последствий для развития самого общества. Похоже, возрастающее изменение ее статуса в обществе - уже давно признанный факт, и никто не забыл той первостепенной роли, что сыграла женщина во время национально-освободительной борьбы в Алжире.

Но магрибская девушка должна быть готова предстать перед "стеной" традиций, которую она не сможет разрушить без потрясений. И потому развитие должно происходить постепенно, само по себе, без попыток слепого копирования какой-бы то ни было чужой модели, которая для многих представляется неким идеалом, но на самом деле таковым отнюдь не является. И ей предстоит выбрать оригинальный путь к эмансипации, который позволил бы обрести свободу, но который, тем не менее, не ведет к потере базовых ценностей, состоящих прежде всего в том, что она - женщина, опора культурных традиций и сплоченности семьи, и это необходимо сохранить" (газета арабского культурного клуба лицея им.Вольтера).

Особый аспект в этом поиске идентичности - расспросы взрослых о том, как они жили, когда были подростками.

Мы уже видели, как эта тема была затронута в интервью с заместителем заведующего учебной частью лицея "Мальро", опубликованном в газете "Сундук в Мальро". Юные журналисты из газеты "Сияние города" попросили нескольких писателей рассказать об их жизни в подростковом возрасте:

"Конечно, не все они ответили на наши вопросы… Но все ли они получили письмо, написанное издателем-посредником? Да какая теперь разница… Эти писатели-романисты, которых мы расспрашивали об их отрочестве, прислали ответы, правда, часто сделанные наспех, но тем не менее, всегда интересные. И теперь мы выносим их на ваш суд.

Мишель Батай:

Ничего не изменилось. Великих людей нет вообще. На мой взгляд, всю свою жизнь люди боятся, надеются и т.д. точно так же, как и в 15 лет. Вот почему меня так раздражало выражение "трудный возраст", которое часто употреблял мой отец, когда я был подростком… Возраст делает человека более жестким, более концентрированным. Если угодно, он не добавляет понимание, но укрепляет отвагу. И это тоже очень важно.

Я не думаю, что люди меняются от одной эпохи к другой. Теперь говорят, что у молодежи нет морали и т.п. Но вот уже три или четыре века, как Шекспир писал: "Помню, когда я был во Франции, молодые люди там выглядели печальными, как ночь, как будто бы получая от этого единственное удовольствие". А люди эпохи Романтизма, во времена Мюссе? Итак, ничего не меняется?"

[назад]

© ЮНПРЕСС 2001-2014
Разработка: ЮНПРЕСС
Главный консультант: Александр Школьник
Техническая поддержка: Михаил Пьяных
Дизайн и веб-мастеринг: Наталья Жукова
Использование материалов портала разрешается с активной ссылкой на Мультипортал ЮНПРЕСС
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № 77-4390 от 19.02.2001 г. Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникации.
Нарушение законодательства РФ о СМИ влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством РФ
The present Certificate is given according to the Law of the Russian Federation from December, 27, 1991 аbout mass media.
Infringement of the legislation of the Russian Federation about mass media attracts criminal, administrative, disciplinary or other responsibility according to the legislation of the Russian Federation.